Вернуться к списку

Проповедь в Неделю 31-ю по Пятидесятнице, по Богоявлении.

Открыть видео
Открыть аудио
НЕДЕЛЯ 31-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ, ПО БОГОЯВЛЕНИЮ
Проповедь священника Константина Корепанова на Божественной Литургии в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Екатеринбурга.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Сегодня вы слышали в Евангельском чтении вновь звучащие слова Христа из пророчества Исайи о том, что люди, сидящие во тьме, увидели великий свет, ибо свет пришёл в мир. И речь идёт, конечно же, о Христе, Который есть Свет, пришедший в мир, Свет, Который был в этом мире изначально, Свет, Который просвещает всякого человека, грядущего в мир. Этот Свет обретает плоть, становится человеком и живёт среди нас. Само вещество изначально светлого и доброго вочеловечивается и начинает и начинает вещественно, телесно жить среди людей. И поэтому, — заключает Свою речь Господь, — покайтесь, ибо приблизилось Царство Божие; покайтесь и веруйте в Евангелие. И это «покайтесь», и это «веруйте» никак не даются нам. Слово «покайтесь» в нашем привычном, обыденно-церковном звучании предполагает, что мы должны прийти и рассказать о своих грехах, перечислить эти грехи, — может, даже всплакнуть об этих грехах. Но изначально слово «покайтесь» говорит о том, что человек должен обратиться, развернуться: он идёт не в ту сторону, он смотрит не туда. Ты посмотри в другом направлении, сфокусируйся на другом.

Вот с этого-то, собственно говоря, всё и началось. Некогда, в Эдемский сад, когда жили там Адам и его жена, пришёл враг, пришёл сатана и обратил на себя внимание человеческой четы. «Человек, — сказал он, — не надо смотреть на Бога, не надо слушаться Его. Ты слушай меня, слушай, что я тебе скажу и делай то, что я тебе сказал». Он говорит немного слов, он не убеждает нас, как современные политики, в том, что, на самом деле, — ложь, он только говорит несколько простых слов, которых оказалось достаточно для того, чтобы всё рухнуло — человек поверил. Враг просто обратил на себя его внимание. Как всё естественно: с тобой кто-то говорит, но разве можно слушать ещё кого-нибудь, когда с тобой говорит Бог? Бог совершенно чётко сказал, ЧТО нужно делать и как относиться к тому, кто будет говорить иначе, но человек послушался врага, обратил на внимание на него и на плод, который враг предложил ему съесть, и съел его — и всё разрушилось. Человек отвернулся от Бога и повернул глаза ко лжи, ко врагу, ко злу, к смерти и съел предлагаемый плод. С этого и началась вся та мерзость человеческого бытия, человеческой истории, в которой живёт человек.

И вот, обратиться — это значит развернуться обратно, перестать пялиться на этого змея, перестать смотреть на этого врага, перестать его слушать, — заткнуть уши свои и сказать: «Я не буду тебя слушать! Ты и так мне врал уже много тысяч лет, — иди прочь!» Сам Христос мне сказал: «Иди за Мной!» Я не буду тебя слушать и не буду смотреть на предлагаемые тобой плоды, я буду смотреть только на Христа!» Вот это обращение нам не даётся. Мы, конечно, принимаем некую оболочку христианского мировоззрения, как-то мы принимаем, что Бог, конечно, есть, и Он, конечно, всё поможет нам сделать, — но что может сделать Бог? А для чего Он ещё нужен, если не для того, чтобы устраивать мою жизнь? То есть, раньше я слушал сатану, чтобы добиться этого плода, теперь же буду призывать Бога, чтобы Он помог мне исполнить мою волю и делать так, чтобы мне было хорошо. Но это — не обращение. Это — всё то же самое: слушать сатану, который внушает: «Смотри! Иди проси Бога, Который сделает тебя счастливым! Видишь — ты страдаешь! Видишь — ты болеешь! Видишь — болеют твои дети! Видишь- у тебя ничего не получается! Ты ко мне обратись! Ты меня послушай, я научу, как стать богатым, как стать счастливым, как стать здоровым, как жить, процветая и никого не любить — а что толку их любить? Они же тебя не любят!»

И мы слушаем его, мы слушаем эти советы — и, по-прежнему, не обратились к Богу, как к единственному источнику нашей жизни, естественному источнику благ. Ведь и из рая змей забрал рабов. Он создал и продолжает делать ложный образ Бога: «Смотрите: Бог вас не любит, Бог ничего не может. Стоит ли Его слушаться? Слушайтесь меня. И человек – и тогда в раю и ныне – верит этим наветам сатаны, этой клевете. Верит, что Бог его не любит, верит, что Бог ничего не может. — Нет, конечно, я пойду и попрошу, и помолюсь, но Бог же ничего не может. — Я убедил себя заранее в том, что Бог не любит и Он — бессильный, и поэтому сил идти за Ним у меня нет. И я просто пытаюсь как-то ужиться, прижиться в этом мире, чтобы хоть как-нибудь скоротать время и говорю: «Ну, что Ты ко мне пристал? Ну, не святой я, — отстань, не лезь ко мне. Ты мне дай только здесь прожить более или менее нормально, чтобы меньше страдать. Больше мне ничего не надо». И поэтому ничего у нас не получается. Мы удивляемся святости древних христиан, святости даже не очень древних христиан, скажем, живущих в 20-м веке, совсем недавно, и сознаем в себе, что ничего не можем даже помыслить из того, что они перенесли, потому что мы не обратились к Христу. Мы живем по-прежнему в мире и хотим обратиться, хотя нам и стыдно, к князю этого мира, чтобы он сделал нас счастливыми, дал здоровье, денег и все необходимое для того, чтобы жить здесь. Нам стыдно его попросить об этом. Но сердце наше говорит: «Вот чего по-настоящему я хочу».

А нужно наше обращение. Надо устремиться к небу, к небесному Отечеству. Надо сказать, что там – Жизнь, которая ждет меня по смерти. Она полнее и важнее. Будет ли сидящий в тюрьме человек цепляться за тюрьму, когда ему обещают свободу? Будет ли человек, утопающий в болоте, цепляться за болото, когда пришел человек его вытащить? Будет ли онкологический больной цепляться за свой хоспис, если ему предлагают исцеление? Нет, конечно. А мы цепляемся. Мы не хотим освобождаться. Мы так любим все, что составляет наше рабство, наши оковы, наши цепи и не обращаемся ко Христу, чтобы Он исцелил нас.

И с этого начинается христианская жизнь: обратиться к Нему и сказать: «Ты, — как мы говорим в молитвах, — моя Жизнь, моя радость, мое дыхание, моя любовь. Ты — все для меня. Мне ничего здесь не нужно. Я хочу к Тебе». И тогда у нас появляется возможность уверовать в Евангелие. Пока мы не обратились ко Христу, мы не можем уверовать в Него. Нам кажется, что Евангелие от нас чего-то требует. Нам кажется, что Евангелие – это очередной набор нравственных предписаний: иди — не греши, молись, постись, ходи в церковь, делай добро, давай милостыню. Ну, в общем, то же самое, что люди уже слышали много тысяч лет. Конечно, поначалу человек пытается все это делать, но быстро понимает, что не может. Формально он может что-то сделать, но любить он не может. Он не может любить тех людей, которые его не любят. Он не может любить тех людей, которые делают ему плохо. Он даже не хочет их любить, и у него опускаются руки. Он говорит: «Господи, как же я могу обратиться к Тебе, когда Ты так много от меня требуешь, а я ничего не могу Тебе дать. Я же понимаю, что все бесполезно. Поэтому пойду туда, где меня ждут, куда меня зовут. Хотя бы здесь прожить в свое удовольствие. А то ни здесь, ни там ничего меня не ждет. Но все это — потому, что человек не может, не может принять, уверовать в Евангелие. Ибо Евангелие не в том, чтобы сказать: иди и делай то, и то, и то. Ни одной новой заповеди, по-существу, Евангелие не дает. Евангелие говорит: обратись, и Я дам тебе любовь; обратись ко Мне, и Я дам тебе жизнь; обратись, Я дам тебе Дух. Я буду жить в тебе. Я буду любить в тебе. Я буду смиряться в тебе. Я буду жить в тебе. Я всё буду делать в тебе, только ты обратись и прими Меня. Это – совершенно особое действие Евангелия, которого никогда не было и уже больше никогда не будет. Бог стал человеком для того, чтобы жить не среди нас, а для того, чтобы жить в нас, чтобы мы, уверовав, приняли Его в себя, и поэтому обрели силы любить и терпеть, смиряться и не роптать, переносить любую, самую страшную боль, беду и горе, и благодарить Бога, потому что сердце наше ликует от общения с Ним и от обещания вечных благ — залог, который уже дан нам, и Царство Божие уже пришло, оно — здесь. И литургия начинается с возгласа о том, что Царство Божие здесь, и оно благословенно, и все входят в него. Только надо обратиться и принять, что это Царство и есть смысл, и есть жизнь, и есть истина, и есть суть, и только здесь, в храме, мы по-настоящему живы, а не приходим сюда, не заходим сюда так, на мгновение, чтобы немножко о чем-нибудь попросить Бога. Мы здесь входим в общение, самое глубокое общение с Богом и уносим Его в своих сердцах туда — домой, во тьму этого злобного, проклятого, отвергшего Бога мира, чтобы согреть те обледеневшие сердца, которые в нем живут, напитать их этой жизнью, которую мы здесь черпаем полным сердцем, вдохновить, утешить, ободрить, согреть той любовью, которою здесь мы питаемся здесь сполна. Аминь.

Видеозапись на нашем канале в YouTube: https://youtu.be/__Ax2-8TmhU
Аудиозапись: https://disk.yandex.ru/d/LFajUY6f3i79nA

Автор: Константин Корепанов
Оператор: Евгений Панферкин
Текстовая запись: Светлана Наумова, Елена Плотникова

Номер карты Сбербанка
отца Константина Корепанова
для пожертвований: 4276 1619 7628 0395
В сообщении к переводу нужно делать пометку «Пожертвование»

    Сообщить об ошибке на этой странице: igor@kolosov1.ru

    Вернуться к списку

    Оставьте комментарий