Читаем Ветхий Завет

Лекция 5.1 История Патриарха Авраама

Авраам жил на территории шумерского государства, в крупной столице и являлся не только одним из рядовых жителей этого города, но он принадлежит к правящей элите, которая в этом государстве захватила власть. Он сам по себе человек не бедный, имеет связи, возможность карьерного роста. Не смотря на всё это, он уходит, покидая спокойную жизнь, безопасность. Нужно понимать, что он оставил, что он сделал, послушавшись Бога? Оставя всё это, он идет не зная куда. Бог ему говорит: «…иду в Землю, которую Я тебе укажу». Он не знает какие условия там, какие там люди, он ничего не знает. Он идёт только потому, что его призвал Бог.

В ПРЕДЫДУЩЕЙ беседе мы остановились на том, что в ветхозаветные времена стали процветать идолопоклонство и язычество. Библия мало говорит о человеческой истории до патриарха Авраама – именно с него начинается для нас история, насыщенная событийно. Сегодня мы можем определить время, когда примерно произошел исход Авраама к Земле Обетованной. Это случилось примерно в XXI веке до Рождества Христова. Об этом мы знаем из данных археологических раскопок, других исторических исследований. Мы имеем представление о той исторической ситуации, в которой находился Авраам. И это важно, потому что помогает нам раскрыть не только его душу, но и то, что на самом деле сделал этот человек.

Итак, Авраам жил на территории Шумерского государства. Незадолго до исхода Авраама в Землю Обетованную это государство было захвачено северными племенами кочевников. Шумерское государство, находившееся между реками Тигр и Евфрат, было захвачено аккадскими племенами, к которым Авраам принадлежал по своему происхождению; в то время столицей его был город Ур Халдейский.

Авраам жил в крупнейшей столице мира и при этом был не просто ее рядовым жителем, а принадлежал по происхождению к элите, представители которой занимали самые высокие политические и финансовые посты. Авраам имел возможность карьерного роста, мог подняться на самую верхушку шумеро-аккадского государства, мог обогатиться еще больше и уж, во всяком случае, вести в Уре спокойную, сытую, безмятежную жизнь. Ему никто ему не запрещал верить в Бога. Аккадское племя принесло в Шумер единобожие, но понемногу аккадцы стали терять свою веру и от шумеров переняли идолопоклонство (такова была повсеместная логика развития человечества). И нам очень важно понять, что Авраам оставил, – что сделал, послушавшись Бога, направив путь не зная куда; Бог сказал: «Иди в землю, которую я тебе укажу», то есть выйдя из Ура, он еще не знал, что его ждало, не знал ни условий обитания земли, куда он придет, ни народа, там живущего. Он пошел туда только потому, что его призывал Бог. Таковы были его доверие Богу, его преданность Богу. Жертвоприношение сына Исаака стало возможным потому, что этому имелось серьезное основание: 25 лет Авраам будет ждать рождения сына по обещанию Бога и не усомнится в обещанном, не заколеблется, не возропщет, не перестанет уповать на Бога.

Но и до того, как он вышел из Ура, он был тем, кого в Египте, например, называли «намад», то есть родоначальник, патриарх. Авраам был большим человеком – у него были многочисленные стада, множество слуг, материальные блага. Когда пять царей напали на город Содом, в котором жил его племянник Лот и захватили Лота в плен, у Авраама хватило власти и сил догнать пятерых царей, разбить их в битве и вернуть племянника и его богатство; когда ему была нужна земля Палестины и ему ее предлагали даром, он выкупил эту землю по ее рыночной цене.

Бог является Аврааму в Уре, и он оставляет власть, имения, возможности по одному Божию слову и идет в землю, которую никогда не знал, о которой никогда не слышал: Бог открывает ему название этой земли только тогда, когда он в нее приходит, – и Авраам все это время не требует от Бога никаких гарантий, никаких дополнительных географических и экономических сведений. Он отвечает своему порыву, словно услышал знакомый голос, давно им ожидаемый, и откликается на него. В Книге Царств, написанной намного позже Книги Бытия, есть история, как Бог открылся семилетнему мальчику по имени Самуил, когда тот слышит голос Бога, зовущего его по имени, среди ночи вскакивает и бежит к священнику, спрашивая: «Что такое? Ты меня звал ли?», и так до третьего раза, когда священник понимает, что это Бог зовет Самуила, и объясняет ему, Кто именно его зовет.

Аврааму ничего не надо было объяснять, он сразу понял, Кто его зовет и сразу готов за Ним идти. Это говорит о свойствах души Авраама, с которыми мы познакомимся поближе на примере его потомков.

Хотя идолопоклонство уже начало завоевывать мир, некоторые представители аккадского племя еще продолжали сохранять веру в Единого Бога, сохранять свидетельство, что Бог вмешивается в жизнь человека. И эта вера в Единого Бога продолжала теплиться в потомках Сима, к роду которых принадлежал и Авраам. Но, очевидно, он не просто верил в то, что ему сказали праотцы. Он, как и некоторые его потомки, искал возможной встречи с Богом, хотел видеть Бога, быть причастным к тайнам, хотел встретиться с Ним. Его праотцы, жившие по 200, а то по 300 лет, помнили об очень давних событиях, о которых в племени существовала живая, непосредственная, бытийная память.

Авраам не просто верил древним сказаниям – он жаждал встречи с Богом, он искал ее искреннее, чем сородичи. И когда услышал голос Бога, не задумываясь откликнулся и пошел по Его указу. Шел долго, не один, а со стадами и многочисленными домочадцами, с которыми нельзя было идти по прямой, а только проторенной дорогой. Он поднялся вверх по течению Евфрата и дальше, до побережья Средиземного моря и Палестины, где в конце концов и остановился. И придя в Палестину, он ждал явления Бога, слов Бога, указаний дальнейших.

Он показал свое послушание, показал, что готов следовать за Богом, но высказал и свою тайную мольбу к Богу: он уже стар, ему 75 лет, а наследника нет; он женат, но детей не имеет – а для человека древности это было мукой. Бог обещает ему: за то, что он послушался Его голоса, от Авраама произойдет великий народ. Но у Авраама нет даже единственного наследника, от кого же произойдет народ? Бог, явившись Аврааму, обещает, что будет народ – не называя ни точной даты, ни обстоятельств, при которых это произойдет. Он оставляет Авраама в неведении, и это второе испытание веры Авраама.

У людей порой бывает некий порыв пойти за Богом, но он проходит, не выдерживая долгих лет ожиданий того, что последует от Бога. Бог является и скрывается, говорит: «Да, будет», но не говорит, когда. А далее начинается трудная повседневность, обыденная жизнь, в которой мы не чувствуем близости Бога.

Величие же Авраама и вера его показывают, что он готов был услышать голос Божий и достоин был того. Он ждет, не ропщет, не говорит возмущенно Богу: «Зачем Ты меня сюда привел?! Я тебя послушался, но что с того имею?». А ведь он житель богатой страны, который оставил свое отечество и пришел в землю, где он – чужой, где он – странник, где он живет в шатре, где у него ничего нет. И народ, к которому он пришел, чужой народ, и обычаи этого народа чрезвычайно чужды ему (если не сказать противны). И тем не менее он, живя среди этого народа, не ропщет, не возмущается, а терпеливо ждет, когда Бог исполнит то, что обещал. И так проходят 25 лет.

За 25 лет с Авраамом ничего не происходит. Сказано об этом в Библии кратко. Но мы понимаем, как велик этот срок для человека, даже если срок твоей жизни 170 лет. Но Авраам не изнемог, не роптал, а терпеливо ждал, когда Бог исполнит то, что обещал. И он получил сына. Но и ожидание обещанного оказалось не самым страшным, не самым большим, что потребовалось от Авраама.

У столетнего Авраама рождается сын. Долгожданный, любимый. Отец, понимая, что все лучшее в его жизни уже прошло, держит на руках ребенка, которому сможет передать весь свой опыт – жизненный, духовный. Он ждет, когда ребенок повзрослеет, чтобы рассказать ему самое главное: о Боге, о вере, о своей любви (мать радуется полноте бытия ребенка сразу, как только он родился, отец эту полноту испытывает, когда может с мальчиком поговорить и сын способен его понять). Авраам ждет зрелости своего сына, – но, когда Исааку исполняется 14 лет, Бог говорит: «Принеси его Мне в жертву».

Выполнить такое требование почти невозможно, сколько бы лет ни было ребенку, но особенно когда уже можно насладиться долгожданным общением с ним и передать ему самое важное, когда можно жить с ним по-мужски, душа в душу, деля радость бытия, недоступную другим, непосвященным. В этот самый момент, которого так долго ждал Авраам, он вдруг слышит: «А теперь то, к чему ты привык, то, что доставляет тебе так много радости и счастья, ты должен отдать Мне, Богу».

И Авраам опять не усомнился и идет исполнить повеление; его чувства потом выразит Иов: «Бог дал, Бог взял». Авраам понимает, что этот ребенок – дар Божий, Бог волен Свой дар забрать. Он, Авраам, ничего не сможет сделать с этим, ведь он не хозяин ни своей жизни, ни жизни своего ребенка.

Такому трепетному ощущению жизни, как дара от Бога, научиться невозможно. Бог Сам дает этот дар, дает человеку пережить ощущение, что его собственная жизнь ему подарена, и жизнь ребенка, который у него родился, подарена ему Богом.

Именно поэтому, чтобы дать людям опыт пережить ощущение жизни как подарка, Бог медлит исполнять молитвы. Мы знаем хрестоматийный пример – и Матерь Божия была выстраданным ребенком,Ее праведные родители очень долго ждали Рождения Ребенка. Так же Захария и Елисавета очень долго не могли иметь ребенка. Авраам выстрадал свое ощущение, что ребенок есть дар, что жизнь человеческая есть дар, – и ему даже не приходит в голову в этом усомниться; он уверен, что Бог волен распоряжаться этим даром, как Ему угодно.

Те чувства, которые переживает Авраам, присущи любому человеку, который желает иметь хоть отчасти истинные отношения с Богом. Других по-настоящему истинных отношений с Богом человеку выстроить невозможно. Все наши праведники от начала мира, наши святые отцы жили этим ощущением. Они до него дорастали, эти отношения им открывались, становились центральным нервом любого верующего существа.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке