Проповеди

Великий Четверг

Сегодня день воспоминания Тайной Вечери. Таинство установления Нового Завета.

Мы – люди, привыкшие жить в этом Новом Завете. Мы никогда не знали, что такое Завет Ветхий. Мы просто не знаем, даже через свидетельство Священного Писания мы этого не знаем. Мы не читаем его, и мы не знаем, как люди жили до Христа. Мы живем во время после Рождества Христова, через 2000 лет, наши деды и деды наших дедов жили так. И поэтому мы привыкли жить под благоволением нашего Бога. Именно так.

Когда в день Рождества в евангельском чтении мы слышим слова, которые пропели ангелы: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение», – мы не очень задумываемся, что это значит. Благоволение Бога непрестанно отныне и до скончания века пребывает с родом человеческим. Никогда милость Иисуса Христа, милость Бога Живаго не отнимется от рода человеческого во веки веков. В этом и есть суть Нового Завета: Бог, став человеком, приносит Себя в Жертву за человека. Проливает Кровь, чтобы этой Кровью люди причащались и, причащаясь, освящались, очищались и соединялись с Богом, потому что в этом и состоит смысл жизни человека, чтобы соединиться с Богом.

И отныне это единство с Богом никаким образом расторгнуть, разрушить нельзя. Более того, это не просто какое-то единство, о котором мы очень много в постхристианскую эпоху говорим. Мы много знаем разных единств, которые единствами не являются. Он даровал нам единство через телесное сочетание с нами, через телесное сочетание с нами в любви. Ибо это единство обусловлено тем, что Он нас любит и хочет разделить с нами всю свою и нашу жизнь. Это единство, основанное на любви, и поэтому разрушить его нельзя.

Любое единство можно разрушить – тем, что люди пребывают в каком-то заблуждении, отрекаются от принципов, от идеалов, от чего-то еще, переходят из одной партии в другую, из одной социальной группы в другую, предают Родину, предают семью, меняют все на свете. Единственное, что не может сделать человек, – это разрушить свое единство с Богом. Потому что оно обусловлено Его любовью. И, более того, эту любовь нельзя никаким образом отменить, от нее нельзя вырвать, ее нельзя запретить, потому что она пронизывает самые глубины человеческого духа. И никаким образом человек не может отказаться от этой любви.

И, более того, сама суть Нового Завета, как говорит много раз и, впервые, кстати, произносится это слово – Новый Завет – в Книге пророка Иеремии в 31 главе, где он говорит: «Я заключу с человеком Новый Завет, и суть этого Завета в том, что в самом сердце человека, из самых его глубин будет дышать Бог». Что по сути Бог и человек становятся действительно единым целым. Даже не так, как становятся единым целым муж и жена, а гораздо больше и глубже. Так, что мысли, рождаемые нами, есть мысли Божьи, желания, рождаемые нами, по слову апостола Павла, есть желания и волнения Божии. Такую близость даровал Бог человеку, чтобы из чрева нашего потекли потоки воды живой, хотя раньше они бежали только от Него. А теперь каждый соединенный с Богом становится для других источником живой воды, источником вечной жизни. Такой дар даровал в соединении с человеком человеку Бог.

Вот это – суть Нового Завета, и осуществлением, актуализацией, выражением этого Нового Завета является для каждого человека причащение Тела и Крови Иисуса Христа. Не просто как вкушение некой таблетки, исцеляющей от греха, не просто вкушение некоего напитка, который дает счастье, или напитка, который исцеляет от болезни, или напитка, который, как в древних мифах, давал вечную жизнь, нет, все не так. Его Кровь становится нашей кровью, Его Тело становится нашим телом. Мы – Его Тело и Его Кровь, и в этом – удивительное чудо Церкви, чего не понимают люди, ей не принадлежащие. И мы с вами одной крови – Крови Христа. И мы все принадлежим одному телу, и тело у нас – Тело Христа.

В литургии, особенно Божественной литургии чина Василия Великого, несколько раз повторяются слова, неслышимые обычному человеку, что Он приносит – вот здесь, сейчас – Он приносит эту Жертву. И Он есть эта Жертва. И Он принимает эту Жертву. Он все наполняет Собой в тот час, когда люди пришли и собрались на Божественную литургию. Этого не понимают или забыли, или никогда не знали люди, которые думают, что Божественную литургию можно послужить дома, сидя у экрана телевизора. Потому что только здесь являет собой Бог единство нас с Ним и единство наше друг с другом. Только здесь мы становимся тем, чем призваны быть – единым человеком, единым организмом, единым целым телом Иисуса Христа, телом Живого Бога. Так, чтобы между нами не было никакой разницы, никакого отличия, чтобы мы были совершенно едиными, и то, что нас обычно разделяет, стало источником соединения. Чтобы мы увидели друг друга – даже не лицом к лицу, даже не глаза в глаза, а сердцем к сердцу. Как прикасаются обнаженные сердца к обнаженным сердцам, так мы можем прикоснуться друг к другу, почувствовав и стон, и горе, и счастье, и радость каждого, кто причащается с нами одного Тела нашего Бога.

Он пришел не просто чтобы нам даровать нам какое-то там счастье, Он пришел, чтобы восстановить наше единство, чтобы рассеянных чад Божьих собрать воедино, чтобы мы снова стали едиными. Как некогда кусочек этого единства ухватили наши прародители Адам и Ева, несколько мгновений находясь в этом единстве, в этом райском блаженстве, когда нет ни мужеского пола, ни женского, когда нет никакого различения природы, ни умного, ни глупого, ни раба, ни свободного, но есть только обнаженное человеческое сердце, которое встречает такое же обнаженное человеческое глубинное сердце любви и радости, понимания и сопереживания, где никто никогда не будет один.

Вот такой Новый Завет заключил Господь в Своей Крови, и Церковь стоит для того, чтобы здесь совершалась эта великая тайна Божественной литургии, претворяющая хлеб и вино в Тело и Кровь, претворяющая человека грешного в часть и уд Тела Христова, в сына Божьего, в дочь Божью, в Тело и Кровь нашего вечного, не гибнущего Бога.

И это мы выносим к людям. Это мы должны нести им и говорить об этом. Не о том, что хорошо, что плохо, а о том, что они одинокие и бедные, что они несчастные и испуганные. Приидите, приидите, говорит Христос, все труждающиеся и обремененные, и я упокою вас. Упокою. Он не зовет нас, чтобы судить и обличать. Он призывает всех, чтобы обнять. И мы, открывая свои объятия миру, раскрываем объятия Иисуса Христа. По нашим словам, по нашим глазам, по нашим объятьям люди судят о Христе. Какой ваш Бог, говорят они, если видят наши лица злыми, испуганными, унылыми, печальными. Что они подумают о нашем Боге, если они не видят в наших глазах любви и радости, мира и бесстрашия перед лицом любой опасности, которая встречается у нас в мире.

Вот это мы призваны нести и сегодня вечером мы увидим посредине храма раскрытые объятья Иисуса Христа. Да, это распятие. Но это распятие, которое обозначает объятья. Когда вознесен буду, всех привлеку к Себе. Вот отец идет, сын, увидев своего отца, бежит навстречу отцу, и отец раскрывает свои объятия, чтобы принять и поднять сына. Вот что такое Крест. Да это поднятие на Крест, но это объятия Отца, которое явил нам наш Бог. Не постыдимся этих объятий, не убоимся, что это объятия распятого Человека, не будем гнушаться этих объятий, потому что иных объятий у Отца нет. Он раскрыл их, чтобы принять и прижать к Себе, к окровавленному Телу Своего Сына, и сделать своими детьми, и даровать вечную жизнь.

Понесем эти объятия нашим близким. Не их отягощать, а себя. Себя пригвождая ко кресту терпения и любви, себя пригвождая ко кресту правды и молитвы, а им даруя раскрытые объятья Бога. И Бог даст, еще далеко не последние времена, если мы, христиане, снова научимся раскрывать свои объятия измученному миру, ибо жив наш Бог и никогда не оставляет верующих в Него.

Только оскудение веры христианской приближает окончание этого мира, больше ничего. Поэтому, стоя у Креста, вспомним об этом. Чьи это объятия? И почему Он туда вошел? Не потому, что злые иудеи, фарисеи, не потому, что грешники опять победили, а потому, что Он так захотел, чтобы спасти нас таким образом. И когда мы смотрим, по-разному, в разные эпохи своего церковного бытия люди переживают это по-разному, и вот наступает такой момент в жизни христианина, когда он, слыша или смотря на страдания Христа, шепчет: «Господи, ты только не сходи. Ты только дотерпи. Пожалуйста, дотерпи, потому что, если Ты не вытерпишь, надежды у нас нет». И вот этот трепет, мы взираем и смотрим, это Человек и Бог, Бог и Человек возносит себя на Крест и терпит, как человек, и дотерпит до конца, мы знаем, никуда смерти от Него не деться. И мы радуемся, взирая на Крест, плачем и радуемся, потому что знаем: свершилось. Он победил, а значит, мы с вами спасены. Аминь.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке