Записки священника

Общение в чатах

Сейчас очень популярно общение в чатах. Создается группа, в которой желающие общаются на самые разнообразные темы. Порой жажда такого общения достигает и православных. И вот создают православные «чатик» в каком-нибудь мессенджере или социальной сети, приглашают в него своих знакомых и начинают обсуждение самых разнообразных вопросов, от того, какого цвета юбку надеть на праздник Преображения до того, чем отличаются воззрения святителя Григория Богослова от слов святого Иоанна Кронштадтского.

Нет такого вопроса, который бы нельзя было поднять и обсудить в чате. И это ставит православное сообщество вообще и любую православную общину в частности перед проблемой, назовём ее «ПЕРВОЙ ПРОБЛЕМОЙ»: почему все эти вопросы люди обсуждают в чатах, а не в храмах, со священником, или в трапезной после службы, на занятиях взрослой воскресной школы? Почему все эти вопросы не обсуждаются лицом к лицу? Почему нужен посредник в виде этого самого чата? Давайте соберем женщин в женский клуб при храме и обсудим возникающие проблемы с воспитанием детей, отношение с мужем, постного меню и праздничного дресс-кода. Скорей всего все будут молчать. Общение сведется к монологу назначенного человека, и, в лучшем случае, ответа на некоторые вопросы. Подлинное общение снова вынесется в чат. Там будет все бурно, экспрессивно, с ссылкой на авторитеты, цитаты, перепосты, демотиваторы. Пыль будет до потолка. Батюшка в ужасе позовет участников чата на встречу в аудитории Воскресной школы, чтобы осудить проблему, потому что в чате все переругались. Но снова все будут молчать. И все попытки вызвать людей на дискуссию – будут безрезультатны. Но вечером – еще более пылкое обсуждение в чате. Почему?

Конечно, психолог скажет о том, что люди боятся публично в слух, глаза в глаза выражать свое мнение, и чат, как раз и помогает им это делать. Но на то он и психолог. Но может быть дело в другом….
Нам стыдно за свои мысли, за свое мнение, мы и не уверены в нём, и не можем публично аргументировать. Более того, мы уверены, что эти наши мысли встретят серьезную оппозицию, вполне аргументированную и структурированную, и нас публично «раздавят». А это не кому не нравится…Но мнение у нас есть, оно наше собственное, и мы выскажем его в чате, вероятность наличия там человека, способного грамотно опровергнуть наше мнение, крайне мала, но если всё таки такой обнаружится, мы всегда сможем найти против него контрмеры, найдя в интернете публикации, опровергающую его тезисы. То есть мы всегда сможет найти способы, чтобы чужими аргументами доказать правильность нашей точки зрения. Здесь мы видим два принципиальных изъяна:
А) Чтобы говорить публично нужно искусство и знание. Умение говорить связно, коротко, критически относясь в первую очередь и к своим собственным словам. И нужно собственное знание, Знание настолько большое, что, переработав его, я могу выстроить на его основании собственную аргументацию, связную систему логических обоснований, не прибегая к цитированию, не обращаясь к чужим словам. Для общения в чате нет такой необходимости, я могу просто подавать реплики, или делать перепосты, разжигая дискуссию, и твердо настаивая на своём, и оставаясь при своём. Это как в детской игре: что бы ни случилось, «я в домике». Общение в чате демократично, и, по существу, либерально, то есть оставляет за мной право говорить, что хочу, когда хочу и как хочу. От меня ничего не требуется, ни искусства, ни знания.
Б) Общение в аудитории, тем более в храмовой аудитории, иерархично, там всегда присутствует человек формально или неформально облечённый Церковью учительским статусом. То есть то, что он говорит, нам нужно принять, нужно работать над собой, чтобы усвоить то, что он говорит, нужно смирение, нужно послушание, нужна аскеза. Нужно услышать, поверить, принять, освоить, разобраться, исследовать: могут быть вопросы, но не может быть полемики. Но как раз это нам и не нравится. Такое общение не оставлять места нашему мнению, нашей точке зрения, просто «нашему». Мы же хотим отстаять свою независимость и самобытность, а Церковь не очень-то об этом заботится — и тогда в чате я нахожу отдушину своему «Я», своей самости. И, опять-таки, общение в чате в этом смысле очень демократично и либерально: нет иерархии, нет авторитетов, нет формализации. Чат – это форум, рынок, площадь, где каждый может говорить, что и как хочет и нет никакого авторитета. Можно сказать грубо, можно сказать обидно – это же рынок, кто не вправе обижаться, а если обиделся – пусть пеняет на собственную чопорность.

Значит проблема в том, что чат помогает нам создать целый ряд иллюзий, среди которых я вполне прекрасно себя чувствую, даже не замечая, как сам становлюсь иллюзией. Ведь на людях я вполне соблюдая все необходимые правила, нормы поведения и общения, «слушаю и повинуюсь» — и мне это нетрудно сделать, потому что у меня есть чат, где я могу и похулиганить, и покритиковать, и по троллить, посмеяться, могу заявить о себе, о своем. Это порой шокирует других участников чата, но я считаю, что просто исцеляю их от ханжества и лицемерия, внутренне же получаю удовольствие, как мальчишка, сунувший палку в муравейник. Не первое десятилетие у людей, пришедших в Церковь, возникает желание не менять себя, а менять Церковь, и так хочется разворошить этот уютный елейный спокойный мирок каким-нибудь провокационным вопросом или тезисом. И это порой необходимо, но оплачивается это всегда подвигом жизни и свидетельством публичным: лицом к лицу.

Но действительно современным христианам порой очень не хватает общения, и друг с другом, и со священником, и действительно чаты порой пытаются как-то компенсировать этот недостаток, и православные радостно включаются в это общение: с чистыми порывами, с вдохновением, надеждой и радостью. И для таких людей важно всегда помнить о второй проблеме: общаясь в чате, не забывать о том, что они христиане, и все здесь братья и сестры. А для того, чтобы это практически стало возможным, нужно помнить заповедь, оставленную нам апостолом Павлом: друг друга немощи носите, и таким образом исполните закон Христов.

Человек вы сказывает своё мнение. Оно не совпадает с моим. Почему оно не совпадает с моим? Потому что я не прав. Потому что он не прав. Потому что оба не правы. Потому что это вообще не важно. Объективно – четыре варианта. Мне, прежде чем ответить, нужно самому разобраться, какой это вариант. То есть нужно исследовать этот вопрос, ведь каждый, по слову апостол должен быть медлен на слово, тем более слово гневное, раздражительное. Мнение брата или сестры, если я не согласен с ним, по сути, есть вызов, обращение ко мне. Я должен подумать, помолиться, исследовать, почитать, спросить, критически осмыслить своё мнение и аргументацию брата… Это трезвый подход, братский подход. И во всё это время я должен внимать себе: каково мое сердце, не погрузилось ли оно во тьму гордыни, самомнения, высокомерия, гнева или зависти (смотри об этом 3 главу Послания Иакова). И если выяснилось, что мнение брата ошибочно, и ошибочно в важных темах (а это бывает достаточно редко), то нужно возразить, не забывая, что сам-то я «брат» или «сестра», а не «вселенский учитель и святитель». А если брат не принимает моего возражения и моей аргументации, то не разжигать спора, ибо христиане должны помнить, что в спорах ничего не рождается, в спорах умирает любовь. И молиться за ближнего своего, ибо любовь часто может гораздо больше, чем любая аргументация.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке