Записки священника

9 мая

9 мая – День Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Великая Победа. Наша Победа. В Страшной войне. С этим событием у меня лично связано очень много густо переплетенных переживаний, определить которые одним словом и не представляется возможным, и задачи такой не стоит. В этих переживаниях есть всё: и гордость за свой народ, причем не в обезличено обобщенном трибунном смысле, а в лице вполне конкретных людей, которых я знаю, и как учитель истории, и как человек выросший на рассказах о войне, и как неравнодушный к подвигу в любых его формах и проявлениях; и торжество развивающегося над рейхстагом знамени, и первый детский еще ужас Хатыни, и вполне себе общечеловеческое потрясение от Холокоста Освенцима или Варшавского гетто, и вполне национальное чувство солидарности с партизанами, и ненависть к гестапо, и ненависть к «власовцам», и опыт глубоко личного переживания смерти под Грузино собственного деда, который ушел на фронт, оставив годовалую дочку, мою маму. Много всего в этих переживаниях, я говорю об этом только для того, чтобы подчеркнуть – эти переживания навеяны не митингами и не публицистикой; я очень хорошо понимаю, что такое война. Но и именно потому еще более отчетливо представляю, что такое Победа.

И вот этот поток традиционных переживаний, обычно никак не проявляемых вовне, в этом году неожиданно как бы споткнулся о пороги неожиданных реакций, возникших при общении с людьми в социальных сетях… Люди, как-то странно стали отвечать на поздравление, или столь же странно стали поздравлять. Это звучит примерно так: конечно, война это очень плохо, и Красная армия ничем не лучше Германии, и цена неимоверно большая, но всё таки хорошо, что война закончилась. То есть празднуется не Победа, а окончание бессмысленной бойни. При таком подходе нет радости Победы, есть радость наступления мира. Вроде бы хорошо, гуманно, даже по-христиански: ну ее, эту войну. Получается Победы никакой нет… Стыдитесь, люди, что вы вовлекли себя в это кошмар, и радуйтесь, что этот кошмар закончился. А торжествовать по поводу того, что один народ победил другой народ, совсем даже и не этично, и не гуманно, не по христиански… Именно поэтому все больше людей не понимают, почему Китай не может забыть Нанкин, евреи Освенцим, а русские Сталинград. Ну, было и было, тех людей уже нет, чего ворошить прошлое… Но я не прошлом, я о будущем, я хочу сказать о Победе.

Ведь мы по-прежнему на войне. И нас ждет Победа… Буквально, классически: Враг будет разбит, Победа будет за нами. Я говорю не о современной геополитике, я говорю Пасхе и о грядущем Втором Пришествии Христа. Мы на войне, как пишет об этом в Послании к Ефесяном апостол Павел. Только брань наша не против плоти и крови, а против «миродержателей тьмы века сего, духов злобы поднебесной». И начало этой Победе положил Христос. Мы узнали об этой Победе, когда Христос Воскрес из мёртвых: «смерть, где твоё жало? ад, где твоя победа?». Но уже тогда, когда гвозди разрывали ткани Его Тела, как пуля, уже тогда заколебалась адова твердыня: «кто-то вонзает мне гвозди в сердце», — говорится в одном из текстов Постной Триоди. Его вознесение на крест – знамя Победы, поэтому как знак Победы мы и носим его на груди. «Сим победиши»!

Но мы-то, христиане это понимаем…. Понимаем ли?

Второе Пришествие Христа будет окончательной Победой на Врагом, над злом, над тьмой века сего с последующим «трибуналом» Страшного Суда. Победой?.. Или это не победа? Или это Пришествие просто остановит круг истории ко всеобщей радости уставшего человечества? Какая разница? Всё человечество вздохнет радостно в Тот День? Или только ожидающие пришествия Его? Если все вздохнут радостно, то мучения земли просто недоразумение, в которое вовлечены против своей воли все разные существа. Если радостно вздохнут только те, кто ожидают пришествия Его, то значит есть существа (люди и ангелы), которые этому не рады. Более чем не рады. Потому что до этого Пришествия  они торжествуют свою победу, они имеют власть и силу попирать правду и добро, разум и совесть. Власть тьмы века сего прежде чем стать литературной метафорой изначала определяла реальное положение вещей – власть тьмы. Мы забываем, а многие просто и не знают, что со времени грехопадения мир вырван из под власти Бога, поэтому в нем царствует грех и смерть, ложь и зло. И даже Христос свидетельствует об этом, говоря о сатане как о князе мира. Эта власть была абсолютна до прихода Христа, вернее почти абсолютна, но чрезвычайна могущественна, так что даже верующие и послушные Богу люди обречены были на пребывание в «темницах ада».

Христос разрушил ад, разрушил власть Врага, она не является теперь абсолютной, его могущественно сокрушено, но сам он по-прежнему присутствует в этом мире, по-прежнему действует, и люди, верующие во Христа призываются на борьбу с ним. Поэтому называние Церкви воинствующей отнюдь не является литературной метафорой. И Враг, воюющий с Церковью, воюет не в силу своей скуки или по необходимости, а по ненависти к истине и свету, по ненависти к человеку и Богу, по ненависти к жизни и любви. Он ненавидит то, что любит Христос, ненавидит Христа, который любит человека, ненавидит человека, который любит Христа. И эта ненависть и лукавство вполне могущественно и предметно, вполне реально и действенно и плоды этой деятельности очевидны Церкви. Поэтому Церковь воюет, борется и ждет, когда придет Христос, когда наступит Победа, когда кончится власть тьмы и лжи, власть ненависти коварство и злобы.

Эта действительная Победа. Не окончание драмы, а Победа в войне. И Христос придет во славе как Победитель. И как победители будут увенчаны венцами те, кто сражались в этой войне. И как побежденные будут сокрушены те, кто сражался на стороне тьмы века сего. Об этом сказано. Но главное будет не в том, что будет наказаны побежденные, а в том, что тьма и ненависть, зло и смерть будут побеждены и уничтожены, и этого больше никогда не будет. В этом суть Победы. Будет Свет и Жизнь, Правда и Любовь – и смысл самого Суда в том, что те, кто не любит всё это, не смогут больше влиять на положение существ в этом мире. Правда и мир встретились, облобызались, и торжество этого Дня Победы не кончится никогда.

Конечно, День Победы 1945 есть человеческое явление, но не нужно забывать, что это вовсе не победа русского (или советского) народа над немецким народом. Это победа над тьмой и смертью. Да, русский солдат – не ангел с неба. И Советский Союз – не Царство Небесное. И коммунистическая идеология вовсе не евангельская любовь. Но нацизм всем миром (тогда), всеми людьми доброй воли воспринимался как зло и тьма, гораздо более страшные, чем другая ложь, зло и тьма. И поэтому радовались не победе мира над немецким народом, а победе мира над злом. И очень многих людей именно участие в этой войне освятило и преобразило, делая из них Воина, Солдата, а не участника мировой бойни. Теперь мы теряем это измерение, мы видим конфликт человека с человеком, народа с народом, одной политической системы или идеологии с другой. И никакой победы нет, ибо разве может торжество одного человека над другим восприниматься как победа.

Нет. История мира есть не борьба человека с человеком, а борьба веры с неверием, жизни со смертью, истины с ложью, добра со злом. Но только христианская вера через призму библейской истории помогает нам вернуть восприятие истории в метафизический контекст, увидеть историю в свете вечной правды. Ведь история это место самоопределение человека перед вечным Светом Христа, и участие в истории приводит человека с неизбежностью в один из противоборствующих станов, ибо как сказал Христос: есть только два пути, и только идущие одним из этих путей становятся причастными подлинной Победе. С Днем Победы.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке