Читаем Ветхий Завет

Лекция 34.2. Книга пророка Осии



Мы закончили рассмотрение книг великих пророков, и теперь приступаем к рассмотрению группы двенадцати книг малых пророков. Начинаем с книги пророка Осии. Книга небольшая, всего 14 глав, но очень красивая, интересная по содержанию. Христос цитирует эту книгу чаще других в Новом Завете. Апостол Павел цитирует ее очень часто.
Наша беседа будет посвящена Книге пророка Осии и некоторым очень интересным, я бы даже сказал, знаменитым, пророчествам из этой Книги. В Книге пророка Осии Израильское царство представляется в образе жены, которая постоянно изменяет своему мужу и бегает за тем, кто предложит ей более богатое приношение: она бегает за своими любовниками, потому что они дают ей то сладкий виноград, то богатые плоды, то какие-то драгоценные одежды, то еще что-то.

Важно понимать, что речь идет не о женщине – это всего лишь один из поэтических образов, которыми наполнена Библия, а речь идет о государстве, которое ищет материальных благ и ценностей где угодно, только не от Бога. И оно готово служить любому богу, готово вступить в любой союз с любым государством, если от этого будут какие-то материальные, политические, эконмические выгоды. То есть речь идет именно о политической, духовной структуре государственного управления – не только о том, что люди поклоняются идолам, но о том, что они поклоняются иным богам только потому, что соседние государства, поклоняющиеся этим богам, на их глазах достигают процветания.

Почему израильский народ поклонялся той же Астарте или Ваалу? Потому что Финикия, где процветали их культы, была одним из богатейших и экономически развитых государств того времени. И люди хотели поклоняться чужим богам (Исх. 31) не только потому что их культ был более доступен, но и потому, что они видели, что государства, поклоняющиеся тому или иному богу, достигали процветания.

И Господь свидетельствует, что поклонение иным богам или заключение союза с теми, кого Он не определил в союзники, или тем более, как свидетельствует пророк Осия, когда ставят царя, военачальника или судью не по воле Божией, а в угоду себе, есть прелюбодейство, измена. Ведь в данном случае люди ищут возможность получить благо не от Первоисточника всякого блага, но иным путем.

И образ прелюбодейной жены рисуется – дальше Господь свидетельствует: «и погонится за любовниками своими, но не догонит их, и будет искать их, но не найдет, и скажет: «пойду я, и возвращусь к первому мужу моему; ибо тогда лучше было мне, нежели теперь».

А не знала она, что Я, Я давал ей хлеб и вино и елей и умножил у нее серебро и золото, из которого сделали истукана Ваала».

Это очень тонкое, глубокое, важное свидетельство Духа Божия, которое необходимо помнить и по отношению к жизни отдельного человека, и по отношению к судьбам народов и государств. Все благо, которое получают народы, есть дары Божии. Всегда и безусловно. Даже если они из этих даров, из этого богатства делают храм иному богу или золотого тельца, или поклоняются самим себе, или строят Вавилонскую башню, – в любом случае эти блага посылаются от Бога. И если народ не исповедует всем сердцем и всем существом своим, что Источник этих всех благ Господь, а будет упорно, надмеваясь все больше и больше в своей гордыне, думать, что его рука или какой-то иной бог дает ему эти блага, то он будет отвергнут, уничтожен, его корень будет иссечен, и никакого имени от этого народа не останется, хотя до времени Господь и позволяет всему этому происходить. Вот это очень важно.

Народ, считающий себя особенным перед очами Божиими, (вот как мы свидетельствуем «о богохранимой стране нашей»), должен всегда помнить, что Источник всякого, в том числе и экономического, и политического благополучия, и военной мощи, и всякого иного процветания есть Господь. И только наша верность Ему, наше упование всегдашнее, во всех скорбях и обстоятельствах жизни, всегдашнее упование на него и будет основой процветания именно нашей страны. Что бы мы ни делали, в какие бы маневры геополитические ни входили, мы должны помнить, что все это действенно будет только до тех пор, пока мы это освящаем молитвой и упованием на Бога. Если мы забываем об этом, если отвергаем, то все это Он «развеет, как прах на гумнах», как говорит пророк (Дан. 2, 35).

Теперь перейдем к пророчествам, которые есть в Книге пророка Осии. Во-первых, это пророчество из 6-й главы: «И оживит нас через два дня, а в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем Его».

Пророчество говорит о смерти и Воскресении Иисуса Христа, событиях, связанных со страданиями, переживаемыми во дни Страстной седмицы. Речь идет о том, что Господь сначала сходит в ад и оживляет тех, кто там находится. Он освобождает ад, и поэтому в Великую Субботу все меняется в храме с черного облачения на белое. Хотя еще не пропели «Христос Воскресе!», но поется трогательное песнопение «Да молчит всякая плоть человечья». И поется это песнопение уже при белых облачениях: Церковь свидетельствует, что в то время, когда ученики еще пребывают в печали, потрясенные Его смертью, по миру уже разливается радость. Только это мир невидимый: Он сходит в преисподнюю, в бездну земли, где заключены люди, умершие от Адама до последних дней, до смерти Иисуса Христа, и всем этим людям возвещает великую радость Своего Пришествия и оживляет их, дарует им жизнь. Поэтому на классической иконе Воскресения Христова, точнее обозначаемой как Сошествие во ад, изображается Христос, спускающийся и сокрушающий твердыни адовы и выводящий Адама и Еву, – им Он первым дарует жизнь из умерших, как и обещал то им еще в раю.

В третий день Он Воскресает. И о Его Воскресении уже знают не только умершие, но и живые, знают Его апостолы, знают мироносицы, и радость об этом Воскресении Христовом должна быть отныне проповедана всяческой твари. «Идите научите все народы, проповедуйте всей твари Евангелие Божие».

Все люди теперь должны либо покориться свидетельству о Воскресении Христовом, принять радостную весть, что Христос Воскрес, либо должны по каким-то своим злым причинам отвергнуть это свидетельство, отвергая тем самым единственный источник радости и полноты своего бытия. То есть это пророчество такое, что на второй день оживляются те, кто уже умер, но это все равно «мы», и на третий день воскресаем тоже мы во Христе и вместе со Христом.

Второе пророчество (это 2-я глава) очень интересно: «И обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Господа. И будет в тот день, Я услышу, говорит Господь, услышу небо, и оно услышит землю… И посею ее для Себя на земле, и помилую Непомилованную, и скажу не Моему народу: «ты Мой народ», а он скажет: «Ты мой Бог!»».

«Обручу тебя Мне в верности». Опять-таки речь об израильском народе. То есть это дочь Сиона, тот образ бывшей прелюбодейной жены, но теперь «Я к Себе ее возвращаю в верности» – «и посею ее», то есть женщину эту, Церковь эту. Под образом жены Библия понимает Церковь, все собрание веровавших во Христа. «И посею ее для Себя на земле». Это образ потом буквально взят Христом для притчи известной – «вышел сеятель сеять», или когда посеял хозяин семена, а выросли то плевела, то пшеницы, до жатвы надо потерпеть, придет время жатвы, господин жатвы придет, и тогда будет явлено, где плевела, а где пшеница. Или когда Христос говорит, что человек, все мы, сеемся в землю, как семена. А семя должно умереть. То есть смерть – это для человека, для нас всех смерть на самом деле это семечко в жизнь вечную. Мы все сеемся в землю.

Почему в христианской традиции принято хоронить мертвых в земле? Мы все – как семена, посеянные в землю. И в день воскресения мы «взойдем» в том виде, в явлении света Христова, что мы из себя и представляем: либо плевелы, либо пшеница. Предполагается, что речь идет о пшенице: именно в данном случае речь о Церкви. Мы должны быть посеяны, должны умереть, чтобы восстать, чтобы расцвести полнотою бытия. Вот такой прообраз.

Далее: «И скажу не Моему народу: «Ты Мой народ». Речь идет о призвании язычников с особенной теплотой. Конечно, мы это относим к нашему, русскому народу. Во времена пророка Осии не было никакого русского народа, и во времена Иисуса Христа не было русского народа, но, издали просматривая судьбы народов, Господь говорит, что наступит такое время, когда Я не Моему народу, народу, которого Я не знаю в эти дни, с которым Я не заключал завет через Авраама, скажу: «Ты Мой народ!», и народ Мне скажет «Ты мой Бог!». К каждому народу была обращена проповедь Иисуса Христа, – слово Божие, свидетельство о Боге было обращено практически к каждому народу. Но не каждый народ в ответ на это сказал: «Ты мой Бог!», – не каждый. Не надо думать, что только русский народ так сказал; но русский народ имеет полное право свидетельствовать, что наши предки так сказали. И мы продолжаем в определенном смысле быть духовными воспреемниками наших предков, потому что, в части сохраняющих веру во Христа, в части церковных людей мы по-прежнему свидетельствуем, что мы – Его народ и Он – наш Бог. Особенно это ярко видно, когда мы приходим с вербами в храм, чтобы засвидетельствовать, что Он – наш Царь, Он – наш Бог, мы верим в Него, мы ждем Его, мы чтим Его, и храним эти вербочки в домах в течение какого-то времени именно чтобы показать людям, миру, ангелам, что мы считаем Бога израильского народа, Бога Авраама, Исаака и Иакова своим Богом. Поэтому называем богохранимой страну нашу.

И еще одно интересное пророчество из Книги пророка Осии (предпоследняя, 13-я глава, 14-й стих). Одна, наверное, из самых известных цитат, известных всем, кто хоть раз бывал на Пасхальной службе: «От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?».

Все Пасхальные песнопения так или иначе говорят об этом, и в слове Иоанна Златоуста, которое читается во время Пасхальной службы, на Пасхальной заутрене, эти слова буквально цитируются. И апостол Павел повторяет их в Послании к Коринфянам.

Но нам важно, кроме того, что первоисточник этих слов именно в Книге пророка Осии, другое. На первый взгляд кажется, что в этих словах звучит просто поэтический рефрен: «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?». Но ведь смерть и ад для ветхозаветного человека одно и то же. Смерть – это прямая дорога в ад. В данном случае вроде бы просто поэтический повтор.

На самом деле, здесь дело не в поэзии. Дело в том, что, по мысли Священного Писания, грех есть жало смерти. И не смерть сама по себе виновата, ведь не сказано: «Где ты, смерть?», потому что мы, как семя, сеемся в землю, а семя, пока не умрет, плода принести не может. А важно: «Смерть! где твое жало?». А жало смерти – это грех. Через грех смерть возымела над нами власть. В данном случае показывается, что искупление, которое совершает Христос, в большей степени заключается не в избавлении от физической смерти, а в том, что Господь спасает нас от греха. Грех бессилен, грех ничего не может сделать с рабами Христовыми, он не может их уязвить. Ведь, как сказано апостолом Павлом, многие люди, боясь смерти, совершали грех. Именно из-за страха смерти. И вот это оружие сокрушено.

Отныне люди, живущие Христом, не боятся смерти и не совершают греха.

Конечно, в той церковной реальности, которую мы все вокруг себя видим, говорить об этом крайне сложно. Но для того нам и нужно знать жития святых, для того нам нужно знать историю Церкви (хотя бы в самых общих формах), чтобы понять, что на самом деле во все времена проблемы у Церкви были примерно одинаковые, и люди, входящие в Церковь, были примерно одинаковые. Но как тогда, так надо верить и сейчас. Есть люди, Церковь называет их святыми, которые смогли в опыте своей жизни, в опыте своих отношений с Богом прожить сокрушение жала смерти, когда ни грех, ни смерть были для них совершенно не страшны.

В первую очередь, это мученики. То самое первое плодоношение, которое принесла Церковь: на крови мучеников она воссоздалась в первые периоды своего существования. Мученики, когда мы читаем их жития, поражают. Поражает не только отсутствие страха смерти, но их удивительная чистота, кажущаяся нам неестественной неспособность совершить грех. Они будто бы не подвергались никаким соблазнам, будто бы вообще не боялись никакого искушения от плоти или мира. Несомненно, они были такие же люди, как мы, из тела и крови, жившие в мире, иногда имевшие семьи, воины, девы, женщины, старицы, старцы. И, тем не менее, они как будто совершенно не волновались теми проблемами, искушениями, соблазнами, которым так подвержены мы.

На это есть и объективные, и субъективные причины, кое-что зависит и от обстоятельств исторических, тех обстоятельств, в которых мы сейчас живем. Но очень много зависит от того, что, воспринимая веру, мы мало отдаем себе отчет, что это за вера, что это за Крещение, которое мы принимаем? Как это Крещение должно на нас воздействовать? Что от него надо ждать? О чем просить Бога? Чего желать и искать от Христа, приходя к Нему с приношениями нашими сердечными, с воздыханиями? Чего ждать от Причащения Тела и Крови Христовых? И поскольку мы не знаем и не отдаем себе отчет, а сердце наше и ум не всматриваются напряженно в Бога, мы и остаемся во многой части своих мыслей бесплодными. Не можем принести такого плода и становимся слабыми перед искушениями мира, плоти, дьявола: ум наш не тверд, а ум наш не тверд, потому что погружен в суету, в дела мира сего, он не устремлен, не «вперен», как это говорится на церковно-славянском языке, не укоренен в Боге. Ведь только тот, кто зиждет дом свой на камне, только тот устоит во всех бурях. А мы чаще всего созидаем наш дом на песке. Конечно, мы пытаемся творить добрые дела, мы пытаемся делать хоть что-то. Но пока ум наш, и сердце, вся душа наша не укоренены в Боге, пока все мысли не привязаны ко Христу, пока сердце не возлюбило Бога всей своей полнотой, возможностей для искушений остается очень много.

И второе: «Ад! Где твоя победа?». Предсказывается то, что вся сила, та победа, которой кичится ад, сокрушена, вся сила его низвергнута. Об этом особенно много говорят песнопения Великой Субботы, чтения накануне Великой Субботы, Пасхальные чтения и песнопения. Они говорят, что действительно, вся твоя гордыня, ад, вся твоя слава, все твое могущество, все твои льстивые преимущества – ничто, потому что Пришел Христос. И вот именно верой, что Христос действительно попрал ад и всю силу адову, все царство адское, все могущество князя того мира, все могущество дьявола, оно попрано. Он не может нас победить. В этом сила, упование и дерзновенное исповедание всякого христианина. Всякий христианин, насколько он хранит веру в Иисуса Христа, насколько он уповает на Бога, имеет дерзновение сказать любым искушениям сатаны: «Ад! Где твоя победа? Ты бессилен». Мы по немощи своей, по отсутствию дерзновения сказать так не можем, но из житий и древних святых, и святых XX века, знаем, что они имели это дерзновение и так свидетельствовали.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке