Читаем Ветхий Завет

Лекция 32.2. Эсхатология пророка Даниила



Заканчивая беседы по Книге пророка Даниила, рассмотрим эсхатологические проблемы, поднимаемые пророком. Эсхатология эта носит двоякий характер. В Книге пророка Даниила очень определенно указывается время прихода в мир Иисуса Христа.

И звучит это следующим образом:

«Итак, знай и разумей: с того времени, когда выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет Христос смерти, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет, как от наводнения, и до конца войны будут опустошения. И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратятся жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».

В этом фрагменте 9-й главы Книги пророка Даниила совершенно определенно указываются шестьдесят девять седмин до появления Иисуса Христа. Всего же цикл, который завершается буквально смертью Иисуса Христа, охватывает собой 70 седмин. Цифра эта тоже не раз в Библии встречается. Мы знаем, что в 453 году до Рождества Христова указом АртаксерксаЛонгимана народ израильский был отправлен обратно в Иерусалим, то есть был дан приказ, что народ израильский может возвращаться на свою родину, ему дано разрешение отстроить город, храм, была возвращена часть сосудов церковных. И во главе с первосвященником Ездрой, во главе с Неемией, военачальником, народ израильский стал возвращаться. Так вот, от 453 года 69 седмин до появления Христа, и получается 483 год, то есть тридцатый год по Рождестве Христовом. Это время общепринятое, когда Иисус Христос вышел на проповедь, то есть произошло Его явление народу. В Книге пророка Даниила говорится не о Его Рождестве, а именно о Его явлении народу. Это явление будет продолжаться как раз полседмины, потому что в половине седмины прекратится жертва. Три с половиной года – отрезок также общепринятый. Нигде, собственно говоря, четко не сказано, и в самом Евангелии нет четких указаний, сколько продолжалось земное служение Иисуса Христа от явления Его на Иордане и до Его смерти на Голгофе. Но люди, занимающиеся толкованием Священного Писания Нового Завета, насчитали там три Пасхи.

Придерживаясь определения, данного пророком Даниилом, насчитывая три Пасхи общественного служения Иисуса Христа, толкователи Священного Писания Нового Завета в основном сходятся на том, что именно три с половиной года продолжалось земное служение Иисуса Христа, хотя сама цифра – три с половиной года, полседмины, взята из Книги пророка Даниила.

И жертва в половину седмины прекратится. Это то знамение, которое произошло в момент смерти Иисуса Христа, когда завеса в храме разодралась надвое, что символизирует собой разрыв, который происходит– ветхозаветная жертва потеряла всякий смысл, потому что принесена новая, совершенная Жертва. И ветхозаветное богослужение становится больше недействительным, в буквальном смысле слова, суетным.

Кроме этого, в пророчестве пророка Даниила говорится еще об одной, особой седмине, которая приведет к тому, что город Иерусалим будет совершенно разрушен, именно как после наводнения. Предсказание Даниила относится к семилетней иудейской войне с 66-го по 73-й год по Рождеству Христову, которая закончилась совершенным уничтожением Иерусалима,– в 70-м году войска Тита взяли Иерусалим, разрушили его почти целиком. Но война на этом не закончилась. После восстания известного национального героя, или бунтовщика, кому как нравится, Бар-Кохбы, город вновь был взят войсками Тита, и место, где находился храм Иерусалимский, было, в буквальном смысле слова, вспахано. Место было вспахано, о чем говорил Христос в своем известном пророчестве о храме Иерусалимском: «камня на камне не останется». Эта территория была перепахана, чтобы показать, что здесь никогда ничего будто бы и не было. Чуть позже, во времена императора Адриана, на месте Иерусалима была построена такая языческая фактория, селение, были воздвигнуты капища языческим богам с целью осквернить это место, а иудеям вход в это селение был запрещен под страхом смерти.

Все это продолжалось до известных времен, когда Елена, мать святого императора Константина, обрела на месте разрушенного Иерусалима Животворящий Крест Господень. Действительно, храм никогда не был восстановлен, и на этом месте установилась мерзость запустения. Буквально до прихода арабов на месте, где находился храм, построенный возвращенными иудеями, была свалка. Арабы очистили это место и воздвигли здесь со временем свою мусульманскую святыню. Итак, даты, посчитанные совершенно определенно, делают ревность, упорство книжников и фарисеев во времена земной жизни Иисуса Христа совершенно нелепыми, не оправданными, ведь и место, и время, и обстоятельства явления в мир Иисуса Христа были с точностью предсказаны.

Когда волхвы пришли с востока в Иерусалим и спросили у тамошних книжников: «Где должно родиться царю Иудейскому?», те четко указывают место – в Вифлееме иудейском. И точно так же по времени явления. Недаром Христос говорит: вы умеете замечать, как погода меняется, вы говорите, если закат багряный, то будет жаркий день, а посчитать времена, которые указаны в ваших книгах, вы не можете, или, вернее сказать, не хотите.

Все эти вещи действительно делают совершенно явным упорство воли, нежелание признать в этом Человеке Мессию, а не непонимание фарисеев и книжников. И нежелание это обусловлено именно тем, что Он пришел не в величии славы, Он пришел не для того, чтобы достигать политического могущества Израиля, а для того, чтобы умереть, пострадать. Причем, пострадать от язычников, и принести учение библейское, ветхозаветное по всем своим корням, которое гордым и тщеславным сердцем фарисейским не было принято. Они не захотели принять такого Христа, хотя по всем показателям видели, что это Он. Но Он им такой был не нужен.

На эту тему есть хорошая аллюзия, парафраз в знаменитой легенде «О великом инквизиторе»в «Братьях Карамазовых»: он там тоже говорит, перенося историю в эпоху нового времени, о том же самом, что люди, зная точно, что это Христос, тем не менее не хотят Его принять.

Еще один момент, связанный с эсхатологическими пророчествами Книги пророка Даниила, связан с апокалиптическими видениями самого пророка. Этих апокалиптических видений много, хотя мы называем их апокалиптическими просто по сложившейся традиции. Более правильно было бы их назвать эсхатологическими, потому что они говорят о последних судьбах мира, о том, как мир подойдет к своему пределу, почему он подойдет к своему пределу, и как этот предел, кончина мира будет осуществляться в тех образах, которые воспринимаются пророком Даниилом и могут быть восприняты человеком, слушающим слово Божие.

Слово «апокалипсис» используется не совсем правильно. Буквально слово «апокалипсис» с греческого переводится как «откровение». Но по традиции мы, говоря «апокалипсис», понимаем, что речь идет о конце света.

У пророка Даниила несколько таких видений, мы не будем подробно их рассматривать, тем более, что достаточно долгое, внимательное изучение всех эсхатологических откровений Библии приводит исследователя к выводу, что на самом деле узнать и понять, что означают все эти видения, может только человек, который будет жить в последние дни мира. Для того оно и написано. Люди в III веке оценивали все эти явления в той исторической реальности,в которой жили, люди в X веке понимали это по-своему, люди во времена Византийской империи воспринимали в эсхатологических картинах то, что было близко им. Или взять, например, наших старообрядцев в XVII веке или страшные революционные времена XX века. Всякий раз люди воспринимают эти картины в соответствии с той исторической, политической ситуацией, которую наблюдают. Поэтому полноту восприятия смогут узнать только те, которые будут жить в последние дни мира.

Но чем характерны пророчества Даниила? Потому они ценны, что толкование дается самим Даниилом, точнее, ангел истолковывает Даниилу то, что тот видел. Очень четко, именно в рамках самой Книги пророка Даниила, мы рассмотрим эти пророчества о последних судьбах мира. В главе 7-й снова пророк Даниил возвращается к образам четырех царств. Только на этот раз он видит образы этих четырех великих империй сам. Мы помним, что эсхатологическая картина мира, явления четырех царств были показаны царю Навуходоносору.Он видел их в виде величественного истукана, созданного из разных частей, но все-таки величественного, потрясающего своим могуществом.

То же самое, те же четыре великих империи, показываются пророку Даниилу. Но ему показывается не их величественность, а их греховность, зверская сущность, и они показываются в виде страшных диких зверей. Например, то дикий лев с крыльями – Вавилонское царство, то медведь с тремя клыками торчащими, как символ Персии, то барс, имеющий вообще несуразный облик, – четыре головы, четыре крыла (империя Александра Македонского), то страшный железный зверь, которого пророк Даниил, по страху своему от видения, даже описать не в состоянии, настолько поражает воображение этот жуткий зверь – последнее царство Римской империи.

Важно, чтобы слушатель или читатель Библии, человек, внимающий слову Божиему, не обольщался. Господь открывает, что, на самом деле, все человеческие империи, государства при всей своей внешней величественности, объективной значимости, внутри всегда пребудут злыми, греховными как устроения мира сего, лежащего во зле. Это характерно для всех человеческих государственных образований – какими бы величественными они по внешней своей форме не казались, в очах Божиих, в очах пророческих, в очах человека Божьего они всегда пребудут именно вот такими звероподобными, всегда в этих государствах будет попираться и правда Божия, и правда человеческая.

Нет совершенного мира в этом мире, всякая попытка устроить совершенную империю обречена, чем совершеннее она будет казаться устроителям этой империи, тем, на самом деле, злее и греховнее она будет в очах Божиих.

Таков парадокс всех государственных устройств этого мира. Они есть, они необходимы, они лучше, чем ничего, но по сути своей они всегда будут именно попранием Божественной правды и насилием над слабым человеком, над немощным человеком, над теми, кого Библия называет «кроткие, смиренные сердцем».

Видя это звериное явление, пророк Даниил указывает, что, на самом деле, этот последний зверь, вышедший из бездны, имеющий на главе десять рогов и среди этих десяти рогов (вот тоже образ, который потом повторится в Апокалипсисе Иоанна Богослова) вырастает один рог, и этот рог будет сокрушен пришедшим в мир во славе Сыном Божиим и Сыном Человеческим. Тогда и наступит Страшный Суд.

Когда сокрушен будет последний рог, под которым Даниил понимает антихриста, тогда откроется царство святых, тогда потечет огненная река, и святые во главе со своим Господом сядут судить живых и мертвых. То есть, по откровению Книги пророка Даниила представляется, что сейчас время – это время Римской империи, хотя Римская империя давно отжила свое. Правда, историческая судьба Римской империи продолжалась значительно дольше, чем ее политическая кончина. Потому что и Византийская империя претендовала на то, чтобы быть наследницей Римской империи, они так и называли себя, даже в XIV веке, ромеями. Империя Карла Великого претендовала на то, чтобы так называться: он короновался короной римских императоров. Созданная им Священная Римская империя, юридически просуществовавшая буквально чуть ли не до конца Нового времени, – это тоже попытка исторически продлить существование исторической Римской империи.

И в этом плане ничего удивительного нет. По мысли Откровения, Римская империя – это эпоха от прихода той империи, в которой родился Иисус Христос,до нынешнего дня, – это все продолжающаяся Римская империя. Потому что владычество той системы ценностей, которая была явлена в Римской империи, явлена в Европе, и все власть, которая разливается в мире, власть европейская, именно римская, со своим юридическим отношением к жизни и римской, европейской системой ценностей. И эта цивилизационная модель будет существовать до прихода Иисуса Христа.

И последнее. Хотелось бы прочитать одну-единственную строчку из 8-й главы:
«Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве, и укоренится сила его, хотя и не его силой, и он будет производить удивительные опустошения, и успевать, и действовать, и губить сильных и народ святых».

Понятно, что речь идет об антихристе. Но важно отметить, что только тогда придет конец последнего царства мира, когда отступники исполнят меру беззаконий своих. Вот это важно понимать. Не от воли антихриста зависит, когда ему прийти в мир, а от воли отступников, когда люди именно волевым решением отрекаются от Бога и встают на путь безбожия, когда люди свидетельствуют и проповедуют в своей жизни, что никакого Бога нет. Они живут так, что нет ни Бога, ни Царства Небесного, ни вечной жизни. И такой своей жизнью, этими своими поступками они пребывают в том, что по-гречески называется апостасией – отступлением от Бога. И вот когда эти отступники своей злой воли дойдут до последней черты, вот тогда и придет тот царь великий, самый великий отступник, который будет в истории человечества.

Но важно, что с апостасией народ святых может бороться призыванием Святого Духа, молитвой, добрым делом, упованием. То есть, это состояние отступления, точнее, состояние отступников, находится в руках верующих людей.

Мы очень хорошо знаем из истории нашей страны в XX веке, как люди, находившиеся в апостасии, отвергшие своего Бога, забывшие обеты Крещения, люди, разрушавшие Церковь, убивавшие священников, монахов, невинных верующих людей, не все, но многие из них, благодаря мужественному подвигу этих самых мучеников и исповедников, благодаря свидетельству веры, которую сохраняли оставшиеся свидетели Христовы, менялись. По молитвам ли, по еще каким-то благодатным воздействиям тех людей Церкви Христовой, которые жили или умирали за Имя Христово, благодать на них действовала. И в конце жизни, конечно, не все, но некоторая часть из них оставляли свои заблуждения, творили покаяние в самом истинном смысле этого слова, обращались к Богу и умирали с верой и мыслью о прощении, спасении и милости Божией, с исповеданием на устах имени Христова.

От чего это зависело? Это зависело от тех людей, от той Церкви, от того общества святых, говоря языком пророка Даниила, которые в то время жили на российской земле. И в данном случае, конечно, очень многое зависит в том числе и от каждого члена Церкви: в какой мере он исполняется благодатью Божией, в какой мере он являет свет Христов, просвещающий всех, в какой мере он имеет в себе Духа Святого, в той мере вокруг него люди, даже пребывающие в апостасии, пребывающие в самых злых и богомерзких грехах могут обратиться. Как сказал Серафим Саровский, «стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Пусть не тысячи, пусть два или три человека, но вот они были неверующими, а стали верующими…

Поэтому Христос и говорит, когда Его спрашивают, когда придет конец: «Только Один Отец знает», показывая, что да, в путях Промысла Божиего конец определен, но человеку не дано знать конец. И этим показывается, что конец мира зависит от самого человека, точнее, от человека, входящего в Церковь, от верующего человека, от наследников апостолов. В какой мере мы ревностны к добрым делам, к славе Божией, проповеданию имени Христова, к миссии, в конце концов, в той мере возможно отсрочить этот приближающийся и, конечно, неизбежный конец. Но наступит он завтра или через сто лет, зависит и от каждого верующего христианина.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке