Читаем Ветхий Завет

Мир без Бога – Вавилонская башня

В ветхой истории описано знаменательное событие, имеющее универсальный и глобальный смысл. Его значение во многом определяет последнюю судьбу мира. Это строительство Вавилонской башни


Прежде чем разойтись по лицу земли, люди решили построить город и башню высотой до Неба. При этом они говорили: «Сделаем себе имя», то есть построим башню, чтобы прославить свои имена. Может быть, они мнили, что, разойдясь по лицу земли, будут видеть эту башню из тех земель, куда они разошлись, и что созерцание башни будет их как-то объединять, но на самом деле Библия дает очень четкое, емкое и глубокое свидетельство: «Сделаем себе имя, – прославим себя» – ветхозаветное человечество перед тем как разойтись мечтало о славе рода человеческого, о могуществе, о своей великой силе. И хотело этой славы и могущества достичь без Бога – настолько помимо Него, что Богу пришлось Самому посмотреть, чем заняты люди.

Когда мы просим благословения на всякое дело, мы молимся, чтобы Бог присутствовал здесь, рядом с нами, и освящал Своим присутствием наши дела. Мы вводим Его в свой замысел и исповедуем, что без Него не можем сделать ничесоже. Люди, затеявшие строительство Вавилонской башни, открыто противопоставили себя Богу, не захотев Его присутствием освятить башню. Все их устремления были проникнуты конфликтом, борьбой, противопоставлением себя Ему. Как уже было сказано, они хотели достичь славы человеческой без Бога – даже не просто без Него, а помимо Бога. Чтобы разрушить неправильное человеческое намерение, Господь смешивает их языки. Люди перестают понимать друг друга, и дело их прекращается.

Если смотреть более глубоко, то строительство Вавилонской башни – самая яркая попытка человечества построить рай на земле без Бога: воплотить свою мечту, чтобы людям на земле было хорошо, чтобы они прославлялись в веках, но в этом Бог бы не участвовал. Построить мир всеобщего довольства, всеобщей сытости – без милости, любви и зависимости от Бога.

Парадоксальным образом все человеческие цивилизации мечтали и мечтают построить мир всеобщего благополучия, счастья. Об этом заботились и наши отечественные революционеры и большевики, устраивавшие террор ради всеобщего благоденствия и счастья.

Мы часто не даем себе отчет, что действительно движет нашими устремлениями. Но связаны ли наши мечты с религиозными ощущениями, чувствами?

Неужели, когда мы мечтаем, чтобы все люди были счастливы, здоровы, накормлены, имели доступ к благам цивилизации, Бог нам нужен только для этого? И если в наших мечтах о счастье человечества не находится места Богу, значит, мы мечтаем о всеобщем счастье без Бога.

В том и состоит тайна творения, что человек создан таким не сам по себе и счастлив может быть только в Боге. Как сказал блаженный Августин, «наши сердца созданы для Тебя, о Господь, и они не успокоятся дотоле, доколе не успокоятся в Тебе». И где бы ни искал человек счастья, оно всегда есть только обман. Мир всеобщего благоденствия и всеобщего человеческого счастья во имя самого человека, без Бога, есть по существу своему царство антихриста – того, кто придет во имя свое и кого люди примут, как свидетельствует Священное Писание.

Вавилонская башня – свидетельство славы человеческой без Бога, и тем она выражает идею антихриста. Всю историю человечества, со времен Адама, человек искал пути, возможности стать Богом без милости и помощи Божией. Он со времен Адама ищет самостоятельного, автономного бытия, ищет самости, самообожения и самопрославления.

Эти человеческие мечтания и есть самый главный «нерв» антихриста, которым он завлекает человека, делает своим рабом. Если посмотреть на все, чем жил человек от Адама до сего дня, на все великие творения и то, что мы называем человеческой цивилизацией, мы увидим, что человек живет жаждой прославить сам себя, сделать себе имя. По сути, сделать бога этой земли из себя, без истинного Бога, Который сотворил эти небо и землю.

Именно поэтому, из-за стремления человека к самообожению, самопрославлению Священное Писание взяло образ Вавилонской башни для выражения одной из важных и очень сокровенных тайн. В Книге Апокалипсиса есть такой образ: Вавилонская блудница опаивает одурманивающим напитком все народы земли, и все они мало-помалу заражаются идеей самообожествления, идеей построения на земле мира всеобщего процветания, всеобщего счастья. Но не во имя Бога, без призывания имени Его. Мы на примере большевистских времен помним, как шло строительство «нового» мира, где чем меньше и меньше призывалось имя Божие, тем больше и больше говорилось о счастье, которое оказывалось все дальше и дальше от человека. И сегодня в демократических странах, где, казалось бы, мирно существует множество разных конфессий, религиозных и философских систем, имя Бога упоминается все реже. В Европе общественное сознание склоняется к тому, что изображение Христа и даже Библия должны быть изъяты из жизни человека. Люди решают не упоминать имя Христа, не призывать Его. Это и есть антихристианская природа самообожения человека, и потому мы вольно или невольно строим мир антихриста, хотя никто из простых людей в повседневной жизни и не задумывается об этом. Мы вновь и вновь строим Вавилонскую башню. И сам человеческий мир, сама цивилизация – это и есть, по сути дела, одна большая Вавилонская башня. И неслучайно художник Питер Брейгель в свое время создал целый цикл картин, где он в разных ракурсах рисует Вавилонскую башню. Он пытался показать нам, что мир, в котором сейчас живет человек, по сути и есть Вавилонская башня: мы хотим прославить свои силы, могущество, разум, доказать силу человеческого прогресса, но при этом все дальше и дальше уходим от Бога и реального представления о подлинной духовной природе человека.

 

СЕМЯ ЗЛА, которое упало впервые в райскую почву, приносит тлетворные плоды на протяжении всей человеческой истории. Все больше и больше людей ищут самообожения и самопрославления. Жажда славы, яд, текущий в крови многочисленных людей, отравляет все больше поколений. Этот яд – плод, который родился в сердцах человеческих из семени зла – совета змия: «Если вы съедите этот плод, будете как боги, но без Бога, вам не нужен Бог, чтобы быть могущественными, сильными, красивыми и знаменитыми». Таким образом, вся современная цивилизация есть триумф Вавилонской башни.

Но Бог разрушает дела тьмы. Он сошел посмотреть, чем заняты люди, не приглашающие Его к освящению этого дела. Это библейский образ – конечно, Бог видит все, но когда человек не приглашает Его в свою жизнь, тогда Он Сам приходит и смотрит, чем живет человек, на чем созидаются его дела. Он исследует их, и если в них нет правды, Господь их разрушает. В конце концов разрушится и дело антихриста. Это только кажется, что антихрист победит, создаст всеобщий мир и процветание; как только его власть установится, придет конец, самое великое разрушение дела тьмы. Разрушил Бог и строительство Вавилонской башни. Он разрушает единство человека. Люди говорят еще на одном наречии и понимают друг друга, но Бог сходит и делает понимание невозможным: оказывается, не всякое единство хорошо. Если оно используется, чтобы созидать зло или созидать кажущееся добро, но без Бога, оно разрушается. Ведь нам известно, что люди могут объединяться по очень разным причинам. К примеру, чтобы сообща совершить разбойное нападение. При этом они могут быть очень дружны и демонстрировать редкое для нашего времени единство, они могут не предавать друг друга, даже помогать в каких-то очень серьезных обстоятельствах. Могут объединиться люди и чтобы совершить убийство, как это сделали, например, убийцы Павла I или Александра II. Люди могут объединиться, чтобы совершить революцию. Партия большевиков была в свое время монолитной организацией, и победила именно потому, что была самой дисциплинированной, сплоченной, крепкой, обладая одной целью, одной верой, одним стремлением, одной энергией. Члены этой партии впоследствии пролили потоки крови, но тоже в единстве.

НИКОГДА ни одно явление этого мира не может быть ценностью само по себе. Любое явление, если оно без Бога, становится ложью, дорогой к смерти. Любовь ли человеческая, единство ли, мир, наука, искусство, культура – все, что не созидается во имя Бога, приходит к разрушению без Божия благословения, без укорененности в Боге. Мы всего лишь люди в сотворенном Богом мире. Мы не можем без Него ничего сделать – как говорит Христос в Евангелии: «Без Меня не можете творить ничего» – как ветвь не может принести плод сама по себе, не будучи укорененной в лозе, в корне, так и ни один человек без Бога не может принести достойного плода, поскольку такой плод непременно станет плодом зла.

Единство, которое объединяло строителей Вавилонской башни, было ложным, неправильным, и потому Бог его разрушает, непонимание людей становится благом.

И проблема не в том, что люди перестали понимать языки друг друга. Мы перестали понимать друг друга, даже говоря на одном языке. Мы по-разному воспитаны, в разное верим, у каждого свой интеллектуальный и культурный уровень, жизненный опыт. Поэтому, и из-за многих исторических, национальных, культурных, социальных особенностей, мы не понимаем друг друга. И это оказывается залогом того, что людям трудно будет построить мир всеобщего счастья. Конфликт, который мы часто испытываем, может быть благом: он мешает нам объединяться для неправильных целей, для того, что Бог запрещает делать. И так можно сказать про любое дело. Мы считаем болезни злом, но болезнь может остановить человека от греха – как говорит апостол Петр в своем послании: «Кто страдает плотью, перестает грешить». Болезнь может обратить человека к покаянию. Возьмем, например, страшные годы сталинских лагерей. Тысячи сосланных без суда, без следствия – действительно невинных людей. Казалось, зачем все это? Но читая свидетельства из той жизни, узнаешь, что люди, не видящие ничего, кроме отчаяния, вдруг в этой тьме обретали самое главное – веру. Бывшие коммунисты, генералы, военнослужащие, уголовники становились верующими людьми, именно в лагере многие из них обрели веру… Многие духоносные отцы современности говорили о Великой Отечественной войне, что она была спасением для России – только она обратила сердце народа к Богу. Только война, в конце концов, привела к тому, что десятки епископов были отпущены из лагерей, восстановлено Патриаршество, Церковь приобрела вполне легальный статус. До войны в стране оставалось всего лишь четыре епископа, которых в ближайшие годы планировали либо уничтожить, либо посадить в лагеря, – это стало бы страшной угрозой для самого бытия Русской Церкви, но этого не случилось. Так война определенным образом спасла и весь народ от дальнейшего углубления в безбожие, помогла снова открыто начать исповедовать веру, обрести Патриарха. Внешне война – это огромное зло. Но очень многое в мире, что считается злом, в свете Промысла Божия оказывается добром.

ЭТО КАСАЕТСЯ и человеческого непонимания. Когда люди собираются построить союз, общность, дело действительно во имя Бога, они обязательно научаются искать подход друг к другу. Они понимают друг друга, причем иногда понимают так, что слышат буквально движение мысли другого человека. В этом и состоит чудо, которое так поражает окружающих в старцах – их прозорливость: когда человек Божий проникнут созиданием подлинного Царства Божия, он видит, слышит движение душ человеческих. Он не просто угадывает чужую мысль, чужое чувство, благодаря своему опыту, – он видит их, понимает человека так, как сам человек себя не понимает, вскрывая самую глубинную его суть, о которой человек даже не догадывался: он близко предстоит самому сердцу человеческому. Вот это явление прозорливости показывает возможность понимания на самом глубинном уровне. Но он возникает только тогда, когда люди делают Божие дело, во имя Бога и с призыванием имени Божия. И потому хотя войны и бедствия страшны, они мешают гораздо более злому делу – они мешают человечеству объединиться и построить мир всеобщего благоденствия, где Богу места не окажется.

 

МИР УМИРАЕТ. Именно в этом контексте надо понимать слова, которые говорит Христос в Евангелии, в частности, в десятой главе Евангелия от Матфея: «Не мир пришел принести Я на землю, но меч», и в другом месте: «Я пришел разделить человека с отцом его и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его». Мы не понимаем этих слов, в неискушенной простоте своей душевной мы думаем, что Христос хочет только одного: мира между людьми. На самом деле, если всмотреться во всю ветхозаветную историю, в историю Церкви, в историю Вселенских Соборов, если всмотреться особенно в ту историю, о которой мы сегодня беседуем – историю строительства Вавилонской башни, то выяснится и станет очевидным: не «мир во всем мире» принес Христос – Он говорит, что мира и счастья человек здесь, на земле, вообще не достигнет. Мы ищем Небесного Отечества, мы странники, пришельцы, ссыльные на этой Земле. Мы не можем из места ссылки сделать рай, это противозаконно. Мы должны стремиться к Небесному Царствию.

 

 

Не все захотят к этому Царству стремиться, желая иного порядка вопреки установлениям Божиим, замыслу Его, не захотят, чтобы Бог был главным, определяющим в жизни, а, значит, придется разделять, отсекать людей друг от друга.

Впрочем, Христос принес и мир. Но, как Он Сам говорит в Евангелии Своим ученикам, «мир Мой даю вам, но не так, как мир дает вам» – мир, который дает Христос, и мир мира разнятся. Мир во имя человека, не укорененный в Боге, плох. А мир, как дар Святого Духа, и есть настоящий: мир – это и есть присутствие Святого Духа, мирного Духа любви, единения. Когда в сердце человека пребывает Святой Дух, его сердце мирно. И этот мир, как дар Святого Духа, Бог дает, но этот дар не вмещается миром, лежащим перед нами. Царствие Божие, Царство Иисуса Христа – вот мир, как дар Святого Духа, а мир дел человеческих – тот, что Христа распял.

Раньше, в старом русском языке, эти слова даже писались по-разному. Одно писалось через обычное и привычное нам «и», а другое через «i». И эти написания выделяли два разных мира: мир, подаваемый Христом, и мир, который Христа убил. И человеку надлежит выбрать, куда он хочет: в мир Духа Святого или в мир во всем мире, но без Христа?

И поэтому, обещая Своим ученикам даровать мир, Христос говорит, что придет время, когда вас будут убивать за этот самый мир: люди мира сего ради мира во всем мире будут убивать вас, христиан, имеющих в себе мир, как дар Святого Духа.

И библейская история Вавилонского столпотворения имеет высшее свое завершение в истории святой Пятидесятницы, когда на апостолов после Вознесения Христова сошел Святой Дух в виде огненных языков. Их сердца исполнились не только миром Христовым, апостолы исполнились такой благодатью, что получили дар говорить на языках и понимать разные наречия. Целью этого дара было не показать какие-то лингвистические таланты апостолов, а чтобы с помощью этого дара они могли разнести всем землям весть о Воскресении Христовом и собрать людей в Церковь, – но собрать их силой Христовой и во имя Иисуса Христа.

ЕСЛИ во время творения Вавилонской башни Бог разрушает взаимопонимание людей, то в день Пятидесятницы Бог созидает его. Человеку возвращаются прежние дары, но тогда только, когда его целью является созидание Церкви Христовой ради и во имя Божие. Если мы, даже находясь в Церкви, будем думать о прославлении самих себя, тогда мы никогда никого не поймем. Мы будем видеть только себя и, сколько бы ни пытались блистать дарами, не поймем тех, кто вокруг нас.

И, наоборот, люди, порой малограмотные, не имеющие никаких даров, но жившие Богом, ищущие даров Святого Духа, приобретали их и понимали людей. Именно они становились великими духовниками, прозорливцами, старцами, которые во имя Божие пасли, руководили и созидали Церковь Христову.

Вавилонская башня по своему духовному смыслу противоположна Церкви. Вавилонская башня есть образ мира сего, славы его, сатаны и антихриста. Только в Церкви люди могут преодолеть разделение – с братьями своими, в самих себе – и обрести подлинное единство. То единство, за которое сейчас борется мир – за единую Европу, за всякие содружества и сообщества, – не есть подлинное. Без них, возможно, не обойтись, но мы должны понимать: главная цель такой борьбы – устройство человека в этом мире.

Церковь же думает не об устройстве человека в этом мире, но как ему спастись. Она учит мерить смысл жизни тайнами Царствия Божия. И когда человек понимает смысл того, что дает Бог в Церкви, и начинает искать единства, которое выражается в любви, он мало-помалу это единство обретает и постепенно понимает, что такое Церковь.

Если мы ходим в церковь и не чувствуем, что пришли сюда обрести единство с братьями, которые стоят рядом с нами и вместе с нами причащаются из одной Чаши, мы еще очень и очень далеки от тайны Церкви. И порой, ходя в церковь, мы можем быть деятельными участниками строительства Вавилонской башни.

Дух мира сего всегда противоположен Духу Святому. И наоборот, Дух Святой, касаясь сердца человека, изгоняет из него дух мира сего и направляет человека к созиданию Церкви и единства со своими братьями.

 

МЫ ЧАСТО понимаем посещение Божие, как Его милость и радость, но гораздо чаще оно бывает совсем иным – таким, как посещение Им Вавилонской башни (как говорит Марина Цветаева: «Если в доме пожар, значит, Бог – в мой дом»). Потоп сократил длительность человеческой жизни с тысячи до ста двадцати лет и привнес в общество болезни. Посещение Богом Вавилона, вызвавшее смешение языков, привело к значительным для человечества последствиям. Вавилонская башня привела его к войнам, конфликтам, преступлениям. Все это смирило человека, заставило осознать свою беспомощность. Захотев создать себе имя, очень быстро человек начал создавать себе идолов: захотел прославить себя – и, вдруг ощутив собственную беспомощность, стал искать, у кого бы попросить помощи.

Трагедия идолопоклонника – он просит помощи не у Того, Кем он был создан, а у того, чье изображение сделал своими руками: человек поклонился делу рук своих и запросил помощи у того, что сделал сам. Если бы наш разум был чист, человек бы понял, что помощи нужно просить только у Бога, у Того, Кто сотворил все и, в первую очередь, его. Помочь может только Тот, Кто Всемогущ, Беспределен, Вездесущ и при этом Милосерден и Человеколюбив. Но человек боится Бога, находясь в духовном кризисе. Ему очень трудно обратиться к Богу: такое обращение обязательно связано с покаянием. Ветхозаветный человек не способен к раскаянию, потому он боится встречи с Богом и приходит к сознательной лжи: делает изображение, называет его богом и поклоняется ему. Но надо понимать, что древнейшие люди, при всей своей испорченности, не были совершенными глупцами. Поклоняясь какому-либо идолу или веществу, человек за ними всегда ощущал присутствие иной силы – именно силы, которая соблазнила Адама в раю. Поэтому Священное Писание, Библия говорит: «Все боги всех народов суть бесы». За каждым идолом всегда кроется злобный образ змия, который вполз в Эдем. И вот человек, бездумно поклонившись творению рук своих, подчиняет волю бесам, которые избирают этих идолов, чтобы влиять на его волю, порабощать ее, требуя поклонения себе, а не Богу. По сути, у каждого язычника есть свой собственный бог. Человек часто говорит: «я верую в душе». Но что такое «я верую в душе»? В сознании есть собственное представление о боге – он поклоняется тому богу, которого сам выдумал. Чем отличается этот придуманный бог от идола? Ничем. Человек выдумал такого бога, с каким удобнее общаться. А как проверить, правильно ли мы общаемся с Богом или неправильно? Критерий только один – Церковь. Только в Церкви человек может познать Бога Таким, Каков Он есть. Не потому, что здесь люди лучше, а потому, что так повелел Бог: Он открывает Себя Церкви и через Церковь.

Нынешняя цивилизация так же лжива и так же поклоняется идолам, как и ветхозаветная. Мы окружили себя вещами, которые сделали сами, всю нашу жизнь, все бытие соединили с ними. И именно от них ищем себе пользы, спасения, счастья. Мы настолько себя с ними связали, что не можем без них ни жить, ни мыслить, думать, работать, ни, главное, ощущать себя людьми. Мы ощущаем дискомфорт, когда не окружены изобилием вещей (может быть, к жителям России это применимо в меньшей степени, мы не настолько еще привыкли к вещам, но западное общество действительно так сроднилось с ними, что иначе существовать не может). Фактически люди вновь окружили себя идолами. У этих идолов нет божественных имен, но поклоняемся мы им так же – наша воля связана с ними. И мы на самом деле гораздо менее свободны, чем какой-нибудь первобытный человек, который ходил по лесу, потому что всецело зависимы от этих вещей.

НО ВЕРНЕМСЯ к ветхозаветным временам, когда человечество все больше и больше соединяло с идолами, ложью и бесами волю свою и разум. Все в этом мире зависит от человека, дьявол ни во что не вмешивается – человек сам предпочитает поклоняться больше делу рук своих, чем Богу. И тех, кто помнят наставления предков об изгнании Адама из рая, где он духовно общался с Богом, становится все меньше и меньше. Они остаются, и еще очень долго будут оставаться и после Авраама, но их все меньше и меньше – катастрофически мало. Если же все люди станут идолопоклонниками и язычниками, то где Спаситель, пришедший на землю, найдет Себе учеников, где найдет слушателей, где Ему поверят и поймут, что Он хочет нам сказать и в чем спасение человека? Откровение – это и есть Бог, Который внушает, что мы должны думать, помнить и знать о Нем. Так вот, ветхозаветные люди настолько затуманили свое сознание, что если бы Христос пришел к этим язычникам, они бы Его не услышали и не поняли, поскольку слышали и понимали только то, что хотели. Они бы не смогли понять, Кто пришел к ним, и потому Его приход не мог бы спасти ветхозаветного человека.

НАДО БЫЛО сохранить человеческий разум незапятнанным от лживого идолопоклонства, освободить человеческую волю от поклонения бесам и очистить сознание долгим навыком духовного предстояния Невидимому Богу. Надо было совершить некое историческое действие, могущее создать особую среду, особый народ, о котором Бог приложил бы большее попечение, чем о всех других народах, с одной целью: когда придет время спасения, Бог, придя к этому народу, будет им услышан и принят. Люди смогут принять то семя Духа, которое Он хотел оставить им, и основать Церковь. Тогда слово о Пришествии Спасителя в мир распространилось бы по всей земле и по всей истории.

Именно чтобы Христу было куда прийти, Бог начинает создавать особый народ, еврейский – потомков Авраама. И сколько бы мы ни говорили о еврейском народе, никогда нельзя забывать его общечеловеческого значения. Бог создает еврейский народ – избранный народ – для служения всему человечеству… Назначение еврейского народа общечеловеческое, а не узконациональное.

Беда некоторых представителей еврейского народа времен Христа в том и состоит, что они приняли общечеловеческую миссию, которую на них возложил Бог, в узко национальных интересах. Они не поняли, что на самом деле им надлежало свидетельствовать о Христе всему миру.

После Авраама вся история Библии – это история одного народа потомков Авраама, но никогда не надо забывать, что Библия писалась для всех, она уже тогда адресовалась всем: даже когда Бог ведет Авраама, Исаака и Иакова, говорит с Моисеем или с Давидом, строит Израильское царство, – Он думает о человечестве. Всегда, во все время библейской истории Господь думает о всем человечестве. И не случайно очень часто на страницах Книг пророческих, Книг Царств мы находим слова пророков, чьими устами Бог предсказывает, что наступит время, когда язычники обратятся к Богу Израилеву. Он предупреждал об этом еврейский народ, Он свидетельствует об этом нам и будет свидетельствовать до конца веков, что замысел и смысл образования еврейского народа в том, чтобы все люди однажды поверили в Бога, Который воплотился и стал Человеком в среде конкретного Израильского народа.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке