Читаем Ветхий Завет

Лекция 31.1. Мессианские места в книге Иезекииля



Продолжаем рассматривать мессианские места Книги пророка Иезекииля, свидетельства о Пришествии в мир Иисуса Христа, о некоторых важных моментах, раскрывающих нечто важное в Пришествии Иисуса в этот мир.

Таких откровенных пророчеств в Книге пророка Иезекииля немного. В ней много, как я уже говорил, присутствует символики храма, и специалистам, знатокам храмовой жизни эти пророчества, наверное, что-то говорят. А в целом они очень таинственные и подробно рассматривать их не будем. Коснемся только одного. Это пророчество, используя определенным образом символику храма, раскрывает очень важные особенности и современной жизни, и христианского вероучения, раскрывающие некоторые факты домостроительства, спасения Божия.

Пророчество небольшое. Это глава 44, самое начало 1 – 2 стихи: «И привел Он меня обратно ко внешним вратам святилища, обращенным лицом на восток. И они были затворены. И сказал мне Господь: «Ворота сии будут затворены и не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь Бог Израилев вошел ими, и они будут затворены».

Для начала надо понять, что иудейский храм в городе Иерусалиме вратами был открыт на восток. Не так, как большинство наших храмов смотрят алтарем на восток, а именно вратами он смотрел на восток. В этом есть смысл, потому что ветхозаветный храм – это храм прообразовательный, храм, ожидающий Спасителя.

Если мы сейчас строим храм, который вмещает в себя Пришедшего Спасителя, то все храмовое богослужение ветхого Израиля устремляло человека на ожидание. Известно, что образы Ветхого Завета имеют продолжение в Новом Завете, в православном богослужении, в христианской поэзии, в мыслях, писаниях святых отцов о том, что Христос есть Восток. Об этом замечательный светилен Рождеству Христову «Посетил нас Восток свыше!» – Христос именуется Востоком и Солнцем. Если вдуматься, открывается очень красивая, величественная и очень глубокая картина. Во-первых, восток означает собой зарождение солнца, зарождение дня. То есть Пришествие в мир Христа понимается как зарождение нового дня. Фактически так оно и есть, ведь Пришествие в мир Христа начинает собой особую эпоху.

Мы с вами уже говорили, что на языке Священного Писания день Пришествия Христа в мир – это некое единое действие Божие, единое мгновение, которое только в истории растянуто на время, а само по себе это единое мгновение. И вот это Пришествие в мир Христа, начинающееся Его Рождеством в Вифлеемских яслях, и заканчивающееся Вторым Пришествием Его в мир, означает зарождение нового дня. На востоке встает солнце, и Он тоже – Восток, Он зачинает Собой новый день, новый век, новую эпоху, причем такой день, который никогда не закончится, никогда не склонится к западу. То есть Он – вечный Восток, подлинный Восток, который будет всегда. Это вечное восхождение дня, которому не будет конца. Вот такой красивый и очень глубокий образ.

И кроме того Он – Солнце. Не только Солнце правды, то есть Образец живой истины, но и в том значении, как о Нем сказано в Апокалипсисе, что Христос будет Солнцем. В самом буквальном смысле слова Он будет светом того дня, Он будет светить тем, кто войдут в новую жизнь, для кого будут соз-даны новое небо, новая земля. И Его свет будет светить ярче лучей солнечных. Действительно, никуда не денутся ни солнце, ни луна, но свет Христов будет просвещать всех всегда, будет светить ярче лучей солнца. Это будет новое Солнце, подлинное, во свете которого мы никогда не потеряем ни истины, ни себя, ни друзей, никогда не заблудимся, никогда ничего у нас не исчезнет. Наоборот, в этом солнце мы будем обретать все новые и новые пути жизни, все новые и новые возможности познания, все новых и новых друзей, все сильнее будет наше углубление в то, что называется «человек» и «человечество».

И все это именно потому, что сиять над нами, в нас, через нас будет Христос – Солнце незаходимое. Вот этот образ Христа как Востока, как Солнца, таинственно раскрывался тем, что врата храма ветхозаветного были развернуты на восток. Они ожидали, что когда в храм придет Восток, придет Солнце, тогда в храм войдет Спаситель и Мессия. После того как Он пришел и вошел в храм, исполнил то, что Ему надлежало исполнить, большая часть православных храмов стали ориентировать на восток. Нигде догматически это не определено, это просто традиция, обычай. Но в этом есть глубокий смысл. Они не развернуты на запад, потому что Христос уже пришел в мир, Он уже воссиял, Он еще не воссиял во всей полноте, но Он уже сияет и светит. И поэтому Христос говорит: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни».

Если бы действительно мы были осияваемы и делали бы все, чтобы в наших душах, умах, нашей жизни светил свет Христов, никто бы из нас не споткнулся, никто бы не заблудился. Полноту этого света являли святые отцы разных времен. Очень многие отцы говорили о том, что свет Христов, освящающий их жизнь, их ум и их сердце, не гас никогда.

Хотя и наступали такие моменты, когда сила тьмы бесовской, какая-то неправедность человеческая, искушения, немощь плоти или еще что-то восставало, силясь погасить этот свет, отец Иоанн постом, молитвой, службой, почти ежедневным причащением Святых Христовых Таин сумел сохранить себя в этом свете с первого момента, когда только его узрел, до последнего дыхания жизни. То есть возможно среди мира, среди людей неправедных сохранить свет Христов (а он был пастырем портового города Кронштадта – надо понимать, что такое Кронштадт того времени: город матросов, город-порт). Разумеется, раз он сам ходил во свете, он стал светом для других. Такова органическая природа жизни христианина.

Сияние Христа доступно только верующему человеку. Уверовав, мы получаем возможность ходить в ощущении присутствия света Христова в своей жизни. А если мы во тьме ходим, то значит мы чужды Бога, потому что Бог есть Свет.

На этом глубина сказанного пророком Иезекиилем не исчерпывается. На самом деле, это пророчество о воротах храма, в который входит Господь и ни один человек ими не войдет, – это пророчество о Божией Матери. Она является тем храмом, Который вместит Бога. И здесь очень важно подчеркнуть этот аспект – «никакой человек не войдет ими, но Господь Бог Израилев вошел ими, и они будут затворены». Не ангел, не какой-то особенный человек, рожденный Девой Марией, не просто даже Сын Божий, потому что и ариане, и современные свидетели Иеговы в понятие Сына Божия вкладывают свое содержание, а конкретно – Господь Бог Израилев. В единственном, уникальном значении этого слова – Сам Бог вошел в этот храм, вселился в утробу Девы Марии, и никто больше этими воротами не входил и не войдет. То есть это пророчество свидетельствует о том, что именно Бога родит Дева Богородица, во-первых. А во-вторых, поднимает вопрос о том, что иногда люди смущаются, особенно в протестантской философии очень бурно обсуждается вопрос о том, кто такие братья Господни, о которых говорится в Евангелии. Пророчество помогает это понять.

На самом деле, это ясно из нашего Предания и, в принципе, ясно из Евангельского контекста. Но это пророчество усиливает ту мысль, что у Девы Марии Богородицы был только один Рожденный Ею Сын, Бог, ставший Человеком, – Господь Бог Израилев. И никого ни до Него, ни после Него Она не Рождала. А те, кого Священное Писание называет братьями, это, как говорит православная традиция, сыновья Иосифа, потому что Дева Мария была отдана ему, обручена ему именно чтобы он хранил ее девство. Сам он был человек престарелый, у него были дети от первого брака, а по законам левирата, регулирующим некоторые семейные отношения у израильского народа, отцом Иисуса Христа считался Иосиф, ведь Дева Мария была обручена ему по закону. Можно сказать, юридическим отцом был Иосиф, в соответствии с этим юридическими братьями для всего народа дети Иосифа от первого брака считались братьями Иисуса. Он их так и называет, и в этом нет никакой натяжки.

Это первое пророчество о Христе, которое хотелось бы рассмотреть. И второе пророчество, тоже небольшое, 21 глава пророка Иезекииля, 25 – 27 стихи:
«И ты, недостойный, преступный вождь Израиля, которого день наступил ныне, когда нечестию его положен будет конец!
Так говорит Господь Бог: сними с себя диадему и сложи венец; этого уже не будет; униженное возвысится и высокое унизится.

Низложу, низложу, низложу и его не будет, доколе не придет Тот, Кому принадлежит он, и Я дам Ему» – имеется в виду царство, контекст пророчества примерно понятен. Пророк Иезекииль находится в это время в Вавилоне, но Духом Святым, пророчествуя, он созерцает события, происходящие очень далеко от него, в Иерусалиме, и рисует картину, что тот князь, который правил Израилем и Иерусалимом, будет низложен, потому что корону он носил нечестиво, и никогда никто не наденет больше эту корону, это царство не возьмет, пока не придет Тот, Кому Господь Бог ее даст и Кому она принадлежит по праву, то есть Мессия, Сын Божий.

Это пророчество, с одной стороны, имеет вполне конкретный исторический контекст. Последний царь Иерусалима, последний царь Иудейский по имени Седекия, правил в Иерусалиме в то время, когда пророчествовал пророк Иеремия. Последний встречался с царем. Судьба Седекии печальна. Ни его дети, никто иной из его рода – ни один из потомков Давида больше царскую корону и власть над Иерусалимом и Иудеей не возьмет, и вообще никто из иудеев… Царь Ирод, который будет царствовать в Иудее, как про это сказано в Евангелии, не был иудеем. По происхождению он идумеянин, наследник Исава, одного из сыновей Исаака. У Исаака было два сына – Исав и Иаков. Исав был нечестивым. Именно с поколением Иакова Бог вступил в Завет, и именно Иаков был назван – Израиль, и, стало быть, все потомки Иакова имеют наименование израильтяне, то есть Израиль с большой буквы вступает в Завет с Богом. А потомки Исава в этом Завете не участвуют, но про них сказано (и мы упоминали это пророчество), что некто Валаам, таинственный прорицатель, пытаясь проклинать народ Божий, невольно говорит пророчество об этом народе и о Пришествии в мир Иисуса Христа.

В своем пророчестве Иезекииль указывает на то, что однажды наступит такое время, когда в Иудее будет править царь из потомков Исава, то есть идумеянин.

Нам-то важно, что тот самый Ирод – не израильский царь, за что его и не любили иудеи. Так что пророчество Иезекииля имеет вполне конкретный исторический контекст. Действительно, после свергнутого и в конце концов казненного царя Седекии, никто больше корону из иудеев и потомков Давида не наденет, и возьмет ее только Тот потомок царя Давида, Которому она принадлежит по праву, то есть Христос.

Но пророчество глубже, оно имеет не только исторический, но и метаисторический контекст. Оно эсхатологично, устремлено к последним судьбам мира, не только к первому Пришествию Иисуса Христа, но более всего ко Второму. Из всего пророческого повествования, из всех образов, которые раскрывают нам пророки великие Исаия, Иеремия, Иезекииль, это ясно. Слова униженное возвысится и высокое унизится могут относиться только к событиям последнего времени. Только в последние дни мира действительно высокое унизится, а униженное возвысится. Во времена Христовы этого не произошло, гордыня и сейчас возносится, а смиренные и кроткие и сейчас страдают. То есть повествование относится не только к событиям, связанным с конкретной исторической ситуацией в Иерусалиме, но с последними судьбами мира.

Тогда что же это за князь, о котором сказано: «недостойный преступный вождь Израиля, которого день наступил ныне»? Речь идет о сатане, о князе мира сего. В этом плане важно понимать, что образ этого князя Израиля – образ и князя мира сего. Действительно, Христос его власть низложил, Он его сокрушил. Всякий верующий на себе это знает. Образы святых, например житие священномученика Киприана, мученицы Иустины, которые показали свою силу над колдовством и волхвованием, силу свою над сатаной, ясно свидетельствует, что власть сатаны закончилась. В то же время он действует, он творит тайну беззакония, о которой говорил апостол Павел, он через верных ему служителей, через тех, кто отдал ему свою волю, продолжает творить зло. Конечно, он творит в меру попущения Божия. Но это значит, что власть его не кончилась еще именно потому, что день Господень – единый день в очах Господа. А у нас, живущих в истории, этот день растянут на протяженность всей истории, он имеет начало – Пришествие в мир Иисуса Христа, и имеет окончание, когда это Пришествие будет явлено во славе. Так же, как Пришествие Иисуса Христа и есть, и еще его нет во всей силе, так и власть сатаны сокрушена, но только для тех, кто действительно верует во Христа. Для всех остальных она еще действует.

Но наступит день, когда Христос окончательно сокрушит эту власть и узурпатор будет изринут: тот, кто захватил власть незаконно, – сатана. И вся власть над людьми перейдет к Богу. Об этом дне сказано: «И перед именем Иисусовым преклонится всякое колено небесных, земных и преисподних» – наступит действительно царствование Бога и все покорится Ему.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке