Задать вопрос о.Константину
Исследуйте Писания

Моя свобода может кого-то смутить

Человек – христианин, а во Христе никто не может сделать ему нечто страшное, вред причинить, потому что Бог – его Опора и Защита. И вот человек вкушает идоложертвенное мясо, и ему нет никакого вреда от этого. Но вдруг другой человек, немощный, по определению апостола Павла, приходит, садится рядом и начинает есть. И про него говорит апостол Павел, что «погибает немощный брат». Я не погибаю, а он погибает, погибает брат, «за которого умер Христос».

Почему же так? Мы едим одно и то же мясо, вместе сидим в одном и том же капище, но мне это не причиняет никакого вреда, а брат мой погибает? Потому что я знаю, что идол – ничто, и могу позволить себе обращаться с любой вещью в этом мире, потому что знаю, что никакого вреда духовного эта вещь мне причинить не может, а брат не знает. Он немощный, он не вошел в свободу горнего мира, он смущается и думает, что если я сижу и вкушаю идоложертвенное, значит между бесами и Богом нет никакой разницы, между этим идолом Аполлона, чье идоложертвенное мясо я ем, и Иисусом Христом нет никакой разницы. И он начинает думать, что служение идолам и служение единому Богу – одно и то же. И за одну эту мысль душа его гибнет.

То есть, втянув в эту трапезу, я вверг его в падение: в мыслях он начинает думать неправо, а если он начинает думать неправо о Боге и о языческом мире, значит, он начинает и неправо жить – или в конце концов, запутавшись, впадает в какой-то грех, или вообще отходит от Христа, или теряет способность жить по заповедям Иисуса Христа. Мало ли что может приключиться.

Как так? Два христианина едят одно и то же мясо, одному нет вреда, а другому есть. В том, что брату есть вред, виноват я, и, стало быть, я тоже согрешаю против Христа и тоже падаю, пусть не от идоложертвенного мяса, и бесы тут вообще не при чем. Вот это такая картина. Каждый может над этим поразмышлять, почитать у святых отцов о любви и ответственности за ближнего своего во Христе.

Попробуем применить принцип об употреблении идоложертвенного мяса к вещам более нам близким. Например, друг подарил мне вещь, привезенную из заграничной поездки. Допустим, это будет какая-нибудь притягивающая деньги лягушка или жаба из Юго-Восточной Азии. Все в этой местности, кто покупает такие статуэтки, действительно становятся богатыми. Это он так думает, а, может, и не думает, но захотел сделать мне приятное и решил привезти то, что считается святым для этой области. Привез и подарил мне. Она у меня стоит, я не уделяю ей никакого внимания, я вообще про нее забыл, я понимаю, что она никаким образом ничего не меняет в моей жизни.Это просто дело рук человеческих, такой же сувенир, как и все прочие сувениры в моей комнате. Но зашел брат мой во Христе и, увидев эту вещь, зная, что кричат во всех рекламных кампаниях, что она обладает определенной силой, притягивает определенную энергетику, он смутился. Он подумал: его материальное благополучие обусловлено тем, что у него на столе стоит эта лягушка. Он или осудил меня, или смутился: как я могу верить в Бога и одновременно держать на столе, как он думает, идола, которому поклоняются жители Юго-Восточной Азии? Или со временем решил и сам завести такую же: авось и у него что-нибудь изменится – у меня же, как ему кажется, изменилось.

Получается, что я вверг его в бурю смущений и сомнений, колебаний и брани помыслов, я заставил его невольно либо осуждать, либо смущаться. Да, я могу сказать, это его проблемы, я ведь не отвечаю за то, что он думает. Нет, отвечаю. Оказывается, моя свобода может кого-то смутить, особенно, если свобода демонстративная. Я был небрежен, не подумал, как это может быть воспринято моим ближним, моим братом – я не вошел в его образ мыслей и представлений, а мне заповедано: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими». Я равнодушен был к нему, это его «тараканы» – его проблемы, мысли, слабость, я-то тут при чем? Он грешный, он виноват, – а я свободен и знаю, что никакого вреда в этом нет.

Но на самом деле Евангелие, и особенно в этом смысле отличительны писания апостола Павла, постоянно подчеркивает, что мы в ответе за брата нашего во Христе, чтобы его не смутить, не обидеть, не раздражить, а если раздражили, то умолить простить. Мы невольно стали причиной того, что он погрузился в борьбу помыслов, пусть невольно. Мы не хотели причинить ему зла, но причинили, мы виноваты. Это невольный грех.

Как тогда жить в этом мире? Потому апостол Павел и говорит: «Блюдите, как опасно ходите» – смотрите, как вы ходите опасно, ходите осторожно, не будьте, как неразумные: смотрите, какой отклик имеют ваши дела, слова, мысли, ваши улыбки, чтобы никого, особенно когда речь идет о ближних, о братьях во Христе, не смутить. Это наполняет жизнь христианина величайшей ответственностью за Церковь, за людей, которые вместе со мною предстоят Христу, и за мир. И когда человек поймет эту ответственность, он действительно начинает ходить осторожно. Об этом пишут, говорят, свидетельствуют, а порой почти кричат очень многие святые отцы Православной Церкви.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать