Читаем Ветхий Завет

Иона как прообраз Христа

Все должны перестать вкушать и пить, причем это распространялось даже на скот и на младенцев, чтобы вопль, который до этого восходил перед лицом Бога о грехах народа, заменился воплем этого страждущего перед Богом населения.

Понятно, коровы мычат, лошади ржут, дети плачут, малыши просят кушать, женщины плачут перед мужьями, что дети их плачут. Все вокруг вопит и плачет от того, что они страдают перед Богом, авось, Бог сжалится и помилует.

Иона вышел за пределы города и ждет, что из этого будет, но ничего не происходит. И Иона, как сказано, раздражился. Не расстроился, не огорчился – Библия приводит такое слово: «раздражился». Его посетило раздражение, он в гневе. И он спорит с Богом: «о, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и сожалеешь о бедствии. И ныне, Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить. И сказал Господь: неужели это огорчило тебя так сильно?» – раз он говорит это с раздражением, то, очевидно, не вполне адекватно описывает то состояние, по причине которого он сбежал. Тем более, что он мог видеть, что израильские города вкушают плоды гнева Божия. Но он раздражился, и Господь, что удивительно, его не наказывает. А ведь Иона ведет себя совсем не так, как все остальные пророки,и великие, и малые – таких резких, раздражительных слов я не читал ни в одной Книге пророков.

Господь преподает Ионе урок, очень красивый, просто шедевр педагогической практики – очень красивый, очень трогательный и очень запоминающийся урок. Неожиданно, поскольку это пустыня, жаркий зной иссушает тело, печет голову Ионе, он изнемогает, и это усиливает его раздражение. И Господь повелел, чтобы упало семечко и выросло растение (предположительно, тыква) с большими листьями, которые не только давали тень и прохладу. Это был лист, несущий в себе жизнь, что очень обрадовало Иону. Он успокоился, почти даже обрел мир. Но растение, опять-таки по воле Божией, подточил червь, и оно к утру засохло… «Когда же взошло солнце, навел Бог знойный восточный ветер, и солнце стало палить голову Ионы, так что он изнемог и просил себе смерти, и сказал: лучше мне умереть, нежели жить.

И сказал Бог Ионе: неужели так сильно огорчился ты за растение? Он сказал: очень огорчился, даже до смерти.

Тогда сказал Господь: ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало:

Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?» – они живые, и они взывают ко Мне о милосердии. Неужели Мне их не пощадить? Вот ты расстроился из-за растения, так Я тем более хочу пожалеть город, где такое количество жизней. Причем жизней, не сделавших никакого греха.

На этом книга заканчивается. Тем, кто заинтересуется Книгой пророка Ионы, рекомендую почитать толкование преподобного Ефрема Сирина на слова пророка Ионы. Сирин как бы дописывает Книгу пророка Ионы в своей манере, показывая, насколько духовная жизнь жителей Ниневии на поверку оказалась выше духовной жизни населения Израиля, ведь они-то поверили проповеди пророка Ионы, а жители Израиля не верили пророкам.

И Христос об этом же говорит, что иногда люди язычники оказываются к вести о Боге, о пророчестве более восприимчивы, чем люди, к которым эта проповедь напрямую обращена.

На некоторые моменты надо обратить внимание. Особенно на вопрос с пребыванием Ионы во чреве кита. Понятно, что это пророчество о смерти и Воскресении Христа. Это очевидно хотя бы просто потому, что в Евангелии Сам Христос указывает на этот образ: как Иона провел во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын человеческий на третий день воскреснет. Именно такое толкование: Иона как прообраз Христа, пребывающего в аду.

Действительно, если вчитаться во 2-ю главу Книги пророка Ионы, становится очевидно, что описание относится не к внутренностям желудка китового. Оно метафизический аспект имеет. Эта пророческая песнь пророка Ионы стала образцом для создания 6 песни всех православных канонов. Он-то поет ее, молится ею, вдохновляемый Святым Духом. Потому что он не реалистично описывает внутренность того чудовища, внутри которого оказался, а говорит именно о реальности того, что испытал Сын Божий, спускаясь в преисподнюю земли. Он такие образы использует – ад, преисподняя земли, душа моя спустилась в саму пучину смерти: «к Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня; из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой. Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. И я сказал: отринут я от очей Твоих, однако я опять увижу святый храм Твой. Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя. До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня; но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада. Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего. Чтущие суетных и ложных богов оставили Милосердаго своего, а я гласом хвалы принесу Тебе жертву; что обещал, исполню: у Господа спасение!».

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке