Исследуйте Писания

Насколько сильно таинственные вещи нас смущают

Апостол Павел пишет: «Но не у всех [такое] знание: некоторые и доныне с совестью, [признающею] идолов, едят [идоложертвенное] как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется. Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем».

Каждый по опыту знает, насколько сильно суеверие, насколько вещи таинственные нас смущают и волнуют, насколько христианское сознание, не очень глубоко воцерковленное, не очень полно укорененное во Христе, смущается разными не то что даже идолами, а вещами ничтожными, незначащими – разными амулетиками и приметами. Насколько порой пугается душа и так норовит исполнить некие суеверные действия. Вот мы, христиане (я не говорю о тех, кто не верит), забыли что-то дома. Но нельзя же возвращаться – плохая примета! И многие христиане не возвращаются, хотя понимают, что это ничего не значит. «Да ну,– говорят они. – От греха подальше». И думают, что этим оправдались.

Почему так говорит христианин? «А как бы чего не вышло! Мы же не все знаем в этом мире. А вдруг есть некие силы, которые могут действовать? Не случайно же народ так решил, не случайно же повелел исполнять те или иные ритуальные действия и сохраняет это в народной памяти. Значит, есть в этом какой-то смысл!»

И, чтобы с этим не соприкасаться, человек плывет по воле волн, а не идет наперекор сложившимся суевериям. «Как бы чего не вышло!» Вот этот трепет, страх перед неведомым миром знает каждый человек, и верующий, и неверующий.

Но чего же на самом деле он боится? Примет и суеверий, фетишей, амулетиков или Бога? Каждый, чтобы действительно начать жить в Боге, должен ответить на этот вопрос.

И когда выбор он сделает, то опытом своей жизни переживает, что все суеверия – ничто. Статуэтки фэншуевские, амулетики, надписи на разных языках, разные приправы, снадобья и прочее, что предполагает некую тайную защиту, – ничто. Это не значит, что в мире нет, как мы говорили, неких существ. Из опыта святых отцов мы знаем, что существа эти не просто злые, – они имеют желание уничтожить человека. Это те, кого мы в церковной традиции называем «бесы». Так вот, существа эти есть. Возможно, есть и какие-то другие существа. Вопрос не в этом. Сколько бы их ни было и как бы ни были злобны их намерения, тем не менее, предмет, сделанный человеком, ничего не значит.

И если мы не верим в него, если сами не отказываемся от собственной свободы, если не нагружаем собственным маловерием, некой силой этот предмет, то в нем самом ничего нет. Вот что важно всегда помнить. Так что и идол, и любой символ, и любое изображение – ничто, они есть ложь, сделанная человеческими руками. А наш страх перед ними лишает нас собственной свободы, лишает упования на Бога, лишает веры во всесилие Божие.

Далее апостол Павел пишет собственно об употреблении в пищу идоложертвенного и говорит, что с идоложертвенным нужно поступать осторожно. Но не потому, что идол что-то значит, а совсем по другой причине, которая важна в отношении не нас самих, а ближнего нашего: когда мы говорим об употреблении в пищу идоложертвенного, о каком-то общении с тем, что в мире принято называть идолом, речь вообще не о нас, по мысли апостола. Всецело мысль, серд-це, ощущения наши должны быть в заботе о ближнем, о брате. Апостол пишет: «Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем. Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных. Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное? И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос. А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа».

Дело здесь не только в пище, хотя апостол Павел пишет только о пище. Это универсальный церковный принцип. Дело в отношении к некоторым символам, к некоторым злоупотреблениям собственной духовной свободой в отношении вещей, которые обладают неким смыслом для иных верующих во Христа людей. Не будем говорить об идоложертвенном времен апостола Павла, об этом сказал сам апостол, и каждый понял, о чем он ведет речь. Если христианин знает, что идол ничего не значит, он заходит в капище и ест там идоложертвенное мясо просто как мясо, разделяя трапезу со своими друзьями или делая это в миссионерских целях, чтобы побеседовать с язычниками о Боге, то он понимает, что ничем совесть его не оскверняется. Это обычное мясо и никакой особой мистической нагрузки, таинственной злой силы оно не имеет.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке