Читаем Ветхий Завет

Дух Божий сходит, и все становится очень органично

Величественное смирение по-настоящему являли только святые мужи, святые жены, жития которых мы знаем, когда человек одновременно сознает свои и греховность, и тварность, и ограниченность, то, что он всего лишь глина в руках горшечника. И при этом – из смиренного сознания поражающей силы и величества слова: «Да. Но на мне наречено имя Твое, Ты избрал нас, Ты избрал меня, Ты животворишь мне, Ты даровал мне Духа Святого».

Вот удивительное смирение! Собственно говоря, когда Дух Божий сходит на человека, все становится очень органично. Когда люди не вкусили еще благодати Святого Духа, но уже думают, «Как смирение может сочетаться с величием, с достоинством, с честью?» Очень хорошо сочетается благодаря дару, который дает нам Бог. Потому что мы величественны Его величеством, мы славны Его славой, мы сильны Его силой, мы мудры Его мудростью. А если и так, то, как говорил апостол Павел, «какая мне польза от того, все это и так истлеет».

Пророк Даниил заканчивает так свою молитву: «И когда я еще говорил и молился, и исповедывал грехи мои и грехи народа моего, Израиля, и повергал мольбу мою пред Господом Богом моим о святой горе Бога моего; когда я еще продолжал молитву, муж Гавриил (то есть Архангел Гавриил), которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы».

И дальше Господь дает пророчество: «Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых.

Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена.

И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения.И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».

а недостатком времени подробно разобрать все это пророчество, конечно, невозможно. Тут есть все. Это ответ не только на молитву Даниила, хотя начинается все именно с того, о чем молился Даниил: «Да, ты молишься о том, когда наконец будут восстановлен Иерусалим и когда вернется туда народ. Он вернется, но знай, что будет дальше». И дает ему пророчество о Мессии, невысказанные, неозвученные мысли и боль Даниила, – потому что на самом деле всякий Духом движимый человек молится не только о земном процветании, даже когда просит его, в глубине его души всегда есть мольба о Христе, о торжестве Христа в жизни человека конкретного или народа. Этим прошением проникнута всем известная молитва «Отче наш»: «Да будет воля Твоя как на небе, так и на земле». Мы не просто просим о каких-то мирских благах, важных или неважных, полезных или неполезных. Всегда мы должны помнить: о чем бы мы ни просили, главное, чтобы воля Отца и Царство Отца были во всех сердцах человеческих. Мы должны этого желать не только по отношению к себе или нашим близким, нашим друзьям, мы должны желать нашим врагам того, чтобы и в их сердцах воссияло Царство Божие, чтобы и они узрели свет Божий, чтобы и они покорились Богу, чтобы и они восчувствовали Бога и стали бы братьями нашими, а не врагами.

Вот на это невысказанное прошение Даниила и открывается ответ о том, что дело не в восстановлении Иерусалима, – он, в принципе, ничто в очах Божиих. Как потом Христос скажет Своим ученикам, когда они покажут на восстановленный Иерусалимский храм: камня на камне не останется от него. Но Он показывает, что дело не в твоем народе или в твоем городе: «Народ-то Я избрал и город построил для того, чтобы в нем явился Мессия. И этот Мессия не мессия» для одного израильского народа, Он – Мессия для человечества.

Он как бы раскрывает само сердце пророка Даниила, показывает: вот оно, главное – не только судьба твоего народа, а судьбы всех народов, которые разрешаются только в одном – в Пришествии к Израилю, Пришествии в Иерусалим Мессии.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке