Исследуйте Писания

Крещение не предопределяет спасение, но только к нему приглашает

Кто может решить за человека? Никто. И пустыня помогает это выявить, помогает это понять. Фактически, Чермное море, через которое проходит израильский народ, – это образ нашей крещенской купели, через которую все мы вступили в Церковь. Иорданские воды, через которые израильский народ вступает в Землю Обетованную, – это смерть, через которую каждый из нас входит в принадлежащее ему уже, в силу того, что он крестился, Царствие Небесное. Но на пути от Крещения до смерти есть место искушений, скорбей необходимых, помогающих человеку самого себя понять и осознать, что он на самом деле хочет. Дальше апостол Павел пишет так: «Но не о многих из них благоволил Бог, ибо они поражены были в пустыне. А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы. Не будьте также идолопоклонниками, как некоторые из них, о которых написано: народ сел есть и пить, и встал играть. Не станем блудодействовать, как некоторые из них блудодействовали, и в один день погибло их двадцать три тысячи. Не станем искушать Христа, как некоторые из них искушали и погибли от змей. Не ропщите, как некоторые из них роптали и погибли от истребителя. Все это происходило с ними, [как] образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков».

Важно, в первую очередь, обратить внимание на ключевую мысль, которую хочет донести до нас апостол, – Крещение не означает спасение, от Крещения до вхождения в Царство Небесное есть некоторый промежуток жизни, который помогает нам самим решить, действительно ли мы хотим в Царство Небесное. Крещение не предопределяет спасение, но только к нему приглашает. Кто прошел через Чермное море, тот войдет в Землю Обетованную, если захочет. Вот это важно. А то у нас сейчас считается, что Крещение вообще не обязательно, и так все хорошие люди спасутся, а Крещение непонятно зачем и нужно.

Священное Писание же свидетельствует совсем о другом: не все крещеные спасаются, – человек еще должен устоять в вере, должен в терпении своем стяжать свою душу, должен в терпении своем определиться, действительно он хочет жить в Царстве Божием. Ведь это тайна его свободы. Насильно никого в Царство Божие затащить невозможно. Там может жить только человек, свободно желающий жить так, как живет его Небесный Отец. Другого способа жить в Царстве Божием нет. И пустыня помогает определиться в этом человеке.

Далее апостол Павел перечисляет те обстоятельства, те ошибки, грехи, которые обычно и приводят крещеного уверовавшего христианина к гибели, к потере веры. Тут важно вспомнить, что потеря веры не есть потеря убеждения в том, что Христос есть, или в том, что Бог есть, хотя бывает и такое. Мы немало знаем свидетельств и в прежние века, и особенно в века XIX – XX, когда человек неожиданно обретал веру, но бывало и так, что, имея веру, он ее терял.

Важнее другое. Апостол Павел указывает, что вера не есть просто некое убеждение в том, что существует Бог. Вера есть способность откликаться на зов Божий и идти к Богу, способность что-то делать для Бога, поступать по воле Божией, алкать Бога, молиться Богу, желание с Ним соединиться. Вот это называется уже избитым словосочетанием «живая вера», когда человек действительно чувствует потребность в Боге. Это не есть некоторое рациональное или интеллектуальное упражнение, когда сердце его чувствует боль от того, что он не такой, каким хочет видеть его Бог, а стремление измениться, хоть что-то изменить в своей жизни, чтобы хоть как-то приблизиться к Богу.

И вот основные проблемы, ошибки, грехи, поражающие человека, вышедшего навстречу к Богу, приводящие к ожесточению сердца, потере веры и благодати, апостол Павел перечисляет.

Он начинает с того, что некоторые «были похотливы на злое». Что значит «похотливы на злое»? Мы помним слова апостола Иоанна Богослова в Первом его Соборном Послании. Он пишет, что все, что есть в мире, – есть похоть плоти, похоть очес и гордость житейская. Болезнь этой похоти и есть зло, потому что весь мир лежит во зле. Мы думаем, что зло – это только когда человек кому-то причиняет зло. На самом деле, зло может быть даже тогда, когда человек просто никому не делает добра. Много разных ликов у зла. И чтобы как-то все дифференцировать, Иоанн Богослов нашел такое выражение – «похоть плоти, похоть очес и гордость житейская». Когда человек перестает вожделеть Царства Небесного, перестает стремиться к нему, а весь самого себя начинает привязывать к этому преходящему миру, фактически, к пустыне. Это все равно, как если бы израильский народ сказал: да не пойдем мы в Землю Обетованную, давайте здесь разобьем город и как-нибудь будем жить в пустыне. Они, собственно, несколько иначе говорили: «давайте вернемся в Египет, ну и что, что были рабами, зато там сытно, спокойно, и от нас ничего не зависит. Придут, дадут похлебку, дадут работу, ну ударят кнутом, ну ничего, зато мы ни за что больше не в ответе. Мы так устроены, так сложилось, что ж делать-то, не будем ничего искать, ни к чему стремиться». Вот это похотствование на зло, это первое, что встречает человека, вышедшего навстречу Богу, навстречу Царствию Небесному. Это борьба с теми страстями и похотями, которые влекут его к жизни по мирским законам. С этим надлежит бороться.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке