Читаем Ветхий Завет

Лекция 30.1. Тема покаяния в книге пр-ка Иезекииля

 

Продолжаем беседу о Книге пророка Иезекииля. Остановим наше внимание вновь на теме покаяния. В Книге пророка Иезекииля ей уделяется очень значительное место, вскрываются некоторые особые моменты, важные для ее понимания.

С необыкновенной глубиной пророк показывает, что требуется в покаянии, насколько значим этот процесс в жизни человека и человечества вообще. У пророка Иезекииля есть совершенно уникальные образы. Хотелось бы начать с отрывка из 14-й главы:
«И пришли ко мне несколько человек из старейшин Израилевых и сели перед лицем моим. И было ко мне слово Господне: сын человеческий! Сии люди допустили идолов своих в сердце свое и поставили соблазн нечестия своего перед лицем своим: могу ли Я отвечать им? Посему говори с ними и скажи им: так говорит Господь Бог: если кто из дома Израилева допустит идолов своих в сердце свое и поставит соблазн нечестия своего перед лицем своим, и придет к пророку, – то Я, Господь, могу ли, при множестве идолов его, дать ему ответ? Пусть дом Израилев поймет в сердце своем, что все они через своих идолов сделались чужими для Меня. Посему скажи дому Израилеву: так говорит Господь Бог: обратитесь и отвратитесь от идолов ваших, и от всех мерзостей ваших отвратите лице ваше».

И дальше – очень много слов о покаянии. Важно понять, что здесь пророк, или, лучше сказать, Бог через пророка, открывает очень важное духовное явление: идол в сердце человека. Понятно, что об идолах вообще говорили пророк Исаия, пророк Иеремия. Мы могли представить себе, как это было на самом деле: люди приходят и поклоняются каким-то истуканам. Но в данном случае речь идет о народе, который угнан в плен и поклоняться идолам физически не может, поскольку находится в земле переселения и привычных им идолов у них нет. Тем не менее, каждый из них сохранил идола в сердце своем! И более того, говорит пророк Иезекииль, каждый из них ставит «перед лицем своим соблазн нечестия своего». То есть главная проблема человека в том, что сердце человеческое заполнено идолами. Не в том, что человек поклоняется кому-то вместо Бога, а в том, что, даже признавая Бога, человек, если имеет в сердце своем идолов, нечестив перед Богом. И Бог не слышит его.

Даже тогда, когда человек в изнеможении духовном приходит вопросить воли Божией, узнать, как ему надо поступать, Бог отказывается отвечать именно по причине того, что сердце человеческое на самом деле занято другим.

Бог – это не некая инстанция, которая на любое наше вопрошание должна дать нам ответ. Нас с Богом связывают (должны связывать, хотим ли мы этого или нет) отношения глубокие, органические, отношения жизни и смерти. Если сердце мое не занято Богом, если в сердце моем нет ни капли истины, если сердце наполнено нечестием, в нем нет искреннего стремления к Богу, значит, там нет Бога. Как же Он может нам ответить, как же мы можем услышать Его ответ, если Его попросту нет в нашем сердце, а все оно заполнено идолами? Господь говорит: «Сыне, даждь Ми сердце» – отдай Мне свое сердце… Он хочет сердце наше, хочет и должен жить в нем: для этого наше сердце и создано. Если сердце заполнено идолами, Бог не может в нем жить.

Что же такое «идолы в сердце»? Это может быть все что угодно – любая страсть, любое явление мира, любое явление человеческих отношений – семья, любовь, власть, слава, деньги, квартира, работа, профессия, увлечение… Это может быть один идол или сотни, десятки идолов, раздирающих наше сердце. Мы сами изнываем от противоречивости своей, стремясь то к одному, то к другому, спотыкаясь и снова бросаясь, как мотыльки на свет, чтобы сердце наше сгорало в этом ложном, суетном свечении.

Сердце должно быть чистым, в нем должен и может жить только Бог. Не случайно в Новом Завете есть слова: может ли быть общение Бога с идолами? Что общего у Христа с сатаной? Не может в одном сердце жить и то, и другое. Не может!

Если мы хотим, чтобы в сердце жил Господь, надо сердце очистить от идолов, от всяких пристрастий. Ведь заповедь Божия вполне очевидна: «Возлюби Господа Бога своего всем сердцем своим, всей крепостью твоей». Всем! Мы настолько привыкли к звучанию этих фраз, что их совершенная категоричность, превышающая привычное бытие мира, остается нами не понятой.

«Возлюби Господа Бога своего всем сердцем твоим» – это как раз о том, что ничего в нашем сердце, кроме Бога и любви к Богу, быть не должно. И всякая любовь к чему-то иному, служение чему-то иному вызывает и в буквальном, и в переносном смысле слова ревность Божию: Он создал сердца наши для Себя. Все в этом мире уйдет, останется только наше сердце. От того, к чему оно прилепилось, зависит, каким будет суд этому сердцу после того, как мы выйдем из тела и предстанем на Суд Божий. «Где сокровище ваше, там и сердце ваше», – предупреждает Христос в Евангелии.

О чистоте сердца говорится, например, в заповеди блаженств: чистые сердцем. О чистоте сердца говорят пророки и до Иезекииля. Пророк Исаия говорил, что надо очистить сердце и обратиться к Богу, очистить именно от того, что пророк Иезекииль называет идолами. А это, повторю, все что угодно, все, чему мы служим или любим вместо Бога, ведь всякая наша любовь крадет свою энергию у любви к Богу.

Размышляя над этими словами, мы можем представить себе, что вообще никакое человеческое деланье невозможно. Тогда что же нам вообще делать в этом мире? Как трудиться, как жить? На самом деле, это одна из очень сложных для современного человека вещей, которую мы никак не можем понять.

Следует помнить опыт жизни древних святых. Они могли управлять государством, участвовать в войнах, писать книги, выступать в защиту интересов кого-либо, совершать миссионерские поездки, паломничества, могли учить и много-много чего делать, и при этом все их служение было именно служением Богу, их сердце не наполнялось идолами, какое дело бы они не делали.

Нам сейчас очень трудно это понять, ведь в нас очень сильно либеральное, мирское восприятие христианства. И мы не можем себе представить, как это, например, сорок мучеников Севастийских могли быть лучшими воинами легиона – принимать участие в сражениях, быть мужественными, храбрыми и при этом оставаться христианами, сохранять в себе благодать, молитвенное настроение. Георгий Победоносец, Александр Невский – имен таких очень много. Люди могли делать то дело, на которое призвал их Бог, и при этом оно было служением Богу и беззаветной преданностью Богу, они отдавали все свое сердце через это служение.

Например, если не знать жизни Иоанна Кронштадтского, то по некоторым случайным взглядам, суждениям, фотографиям можно сделать вывод, что человек этот ездил в богатой карете, носил шикарное облачение, у него всегда были награды, которых он не стыдился и не скрывал (на фотографиях, во всяком случае, всегда можно увидеть его с наградами), вел активный миссионерский, так скажем, образ жизни, много путешествовал, везде его встречали толпы народа (свидетели описывают случаи, когда во время богослужений происходили инциденты, которые заканчивались каким-нибудь бесчиньем в храме). И при том он ни на минуту не оставлял Бога, всегда пребывал с Ним – его молитва никогда не прекращалась. То есть, находясь, так скажем, в зените славы, он не переставал быть с Богом – служа царям ли, бедным ли людям, он никогда не отлучался от Бога.

На самом деле любое служение человеческое может быть (и должно быть) в первую очередь служением Богу. Если оно таковым не является, если в момент нашего служения мы не чувствуем, что этим делом нашим мы выражаем свою любовь к Богу, это дело не принесет нам никакой пользы. Примером понимания проблемы, о которой говорит пророк Иезекииль, может служить беседа преподобного Серафима Саровского с Мотовиловым, где святой, на мой взгляд, очень удачно дает ключ к осознанию, как человек должен мерить свое любое земное служение.

Такая задача стоит перед каждым. Мы не можем отмахнуться, сказать: «А, это все неважно, потом когда-нибудь разберемся». Очень важно, чтобы дело, которое мы сейчас совершаем, являлось служением Богу: значит, мы всем сердцем исполняем заповедь Божию, стремимся возлюбить Бога всем сердцем своим.

Если нет, значит, в сердце нашем есть какие-то идолы, страсти, какие-то Богу не угодные привязанности. А ведь в том и состоит внимательное размышление, внимательное прохождение земного поприща, чтобы видеть свое сердце и постоянно производить над ним суд, рассматривая, есть ли в этом сердце идолы или нет. От этого зависит наша возможность богообщения, соединения с Богом. Ведь если мы не очищаем сердце (а в этом и состоит главный момент покаяния), тогда мы не можем слышать, чувствовать Бога в нас.

По мысли пророка Иезекииля – по тому слову, которое через Иезекииля говорит Бог, – покаяние есть очищение сердца от идолов, привязанностей, страстей, даже от соблазнов, даже от помыслов, которые мы рассматриваем и которыми услаждаем наше сердце. Только такого покаяния ждет Господь от Своего народа и от каждого человека.

Дальше речь у пророка Иезекииля идет, конечно, обращенная ко всему народу и о всем народе. Каждый должен понимать: то, что Бог в Ветхом Завете говорит по отношению к всему народу, применимо и к каждому из нас, если мы действительно хотим стать некоторой частью богоизбранного народа.

Собственно говоря, ради покаяния и совершаются те неисчислимые бедствия, которые вдруг поразили израильский народ: меч, язва, моровое поветрие, голод, жажда, злой жестокий враг, война. Все это – орудия наказания Божия, чтобы научить народ, обратить его, привести его к покаянию, помочь ему понять, что жизнь его неправильная. То есть во всем этом есть смысл и есть цель. Но особенно важна цель.

В Книге пророка Иезекииля в 16-й и 23-й главах поэтически ярко, очень интересно раскрыт образ Иудеи. Она представлена в виде женщины, девушки. Когда мы читаем притчу, которая описывает грех Иудеи, то понимаем, что по-другому и поступить-то нельзя.

Вкратце смысл в том, что жила-была никчемная, невзрачная, никому не нужная девочка, всеми попираемая, всеми изгоняемая. И вот шел богатый человек, царь, и увидел ее. Она еще была некрасивая, не вошла во всю девичью красоту, но он призрел на нее и взял ее к себе в дом, стал за ней ухаживать, холить, лелеять. Она выросла, расцвела, и он назвал ее своей невестой: «Живи в моем доме, у тебя всего будет довольно. От тебя ничего не требуется, только живи и радуйся тому, что счастье тебя посетило». Так нет же. Девушка, как только поняла, что она прекрасна, стала изменять своему жениху буквально с каждым встречным. Она стала выбегать из дома, в котором жила долгое время, стала искать любви других, стала фактически блудницей. Она продавала свою красоту, и сама давала украшения и богатства только чтобы заниматься любодейством с кем угодно, только не со своим суженым, с тем, кто ее пригрел в доме своем. И сколько царь на нее ни сердился, сколько ни заставал ее за этим грязным делом, сколько ни пытался вразумить, никакого толка не было. И тогда он разгневался и изгнал ее из дома, открыл позор ее всем, так что ею возгнушались все, кто раньше домогался ее красоты. И вот она, униженная и опозоренная, плачет, понимая, что никому не нужна, всеми брошена, и никакой любви и счастья никогда ей не видать. Так нарисована история падшей Иудеи. У пророка это все гораздо более красиво и поэтично.

Становится понятно, что Господь прав, что иначе и нельзя поступить не потому, что она совершает грех, а потому, что она обнаглела, в своей безнаказанности доходит до такого состояния, когда становится неисправима, когда вернуть ее на путь честности становится попросту невозможным. Ничем другим жить она уже просто не хочет. Ее надо либо оставить в таком состоянии, тогда она полностью разложится и физически, и душевно, или попытаться ее спасти, помочь ей обратиться и понять, что для нее является истинной ценностью. Вот ради того, чтобы падшая Иудея осознала свой грех, Господь и попустил случиться всем тем бедствиям, которые свалились на Иудею. То есть главная цель – это чтобы Иудея, народ иудейский покаялся, осознал, что без Бога жить невозможно, что только Бог является тем счастьем, ради которого она и может только жить. И если она пытается найти иное счастье и иную жизнь, все становится суетным и на самом деле неправильным.

Смысл наказания Господня, смысл кары, которая постигает народ иудейский, – в том, чтобы народ смирился, пришел в трепет, чтобы он осознал свой грех и восплакал перед Богом. Чтобы он пришел в состояние Авраама, Иакова, Моисея, Давида. То, о чем мы говорили: сердце, трепещущее перед своим Богом, сердце богобоязненное, сердце, снедаемое трепетной любовью и сладким страхом перед своим Создателем и Богом. Как о том сказано у пророка Исаии: «На кого воззрю, только на кроткого и смиренного, трепещущего словес Моих».

Как сказал о том Сам Господь: «Для того постигли тебя такие бедствия, чтобы ты помнила и стыдилась, что вперед нельзя было тебе и рта раскрыть от стыда, когда Я прощу тебе все то, что ты делала».

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке