Исследуйте Писания

О семье как о малой Церкви №48 (849) / 22 декабря ‘15

Поставив перед собой цель, человек вдруг осознал свою несвободу. А когда человек поставил цель и может делать что-то, что, по крайней мере, в его силах, чтобы к этой цели идти, вот тогда он может рассуждать о пределах собственной свободы.

Все эти рассуждения важны чтобы показать, не что есть свобода, а показать, что свобода предполагает определенную упорядоченность жизни, ее иерархию: есть цель, которой подчинено все остальное – сама динамика человеческой жизни иерархична.

Возвращаемся к семье. И в семье, как и во всем, что существует в этом мире, будь то лес, животный мир, человеческая жизнь, власть, общество, должна быть иерархия. Она и есть. И о том, какова эта иерархия, и говорит апостол Павел в первой части 11-й главы. Напомню: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо [это] то же, как если бы она была обритая. Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается.

Итак муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей [знак] власти [над] [нею], для Ангелов».

Я думаю, ангелы здесь приведены потому, что они – некая духовная сила, которая обеспечивает космический порядок, соразмерность бытия. Эта сила отвечает за то, чтобы и мир людей был в определенной степени структурирован, в нем сохранилась бы иерархичность. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять простейшую вещь: в семье нет и не может быть равенства. Только надо понимать, что, когда мы говорим о равенстве в семье, мы не имеем в виду равенство гражданских прав или политическое равенство. Это несколько разные вопросы.

Апостол Павел говорит не о каких-то социополитических проблемах своего времени или вообще человеческого существования, а конкретно говорит, что должно быть внутри семьи: он не касается вопроса, чем должна заниматься женщина (можно ли заниматься политикой, участвовать в выборах, работать, зарабатывать или тратить деньги), речь не об этом, а о том, что внутри семьи должна быть иерархия и верхом этой иерархии в семье должен быть Бог, а потом муж, а потом жена.

Вот когда есть такая иерархия, тогда семья действительно существует, тогда семья может называться малой Церковью, тогда в ней сохраняется определенная правильность устроения, которая семью делает семьей – тем, чем она должна быть: не социальной ячейкой общества, а местом, где человек может быть счастливым. Это возможно только тогда, когда она вот таким образом устроена.

Важно понимать – вершиной этой пирамиды является Бог. Разговор о семье апостол Павел нигде не ведет в контексте двух реальностей: мужа и жены, мужчины и женщины. Он всегда говорит о третьем – он всегда говорит о Боге или о Христе как о члене семьи, как о Том, Кто семью делает семьей.

Когда мужчина действительно подчиняет свою жизнь Божественной воле, исполнению заповедей, осуществлению замысла Божия на земле, тогда семья действительно становится семьей, а женщина подчиняется мужчине. Если мужчина живет как попало и у него нет никаких желаний быть славой Божией и осуществлять волю Божию на земле, но женщина, тем не менее, чтит такого мужа и живет так, как будто муж такой, каким должен быть, то семья, хоть и хромает, но все-таки не больна совершенно.

Но когда в семье муж живет как попало, никому не подчиняясь, никаких Божественных целей и задач перед собой не ставя, и жена ни во что не ставит мужа, сама строит свою жизнь, сама зарабатывает деньги себе, то нельзя про эту семью сказать, что она есть – это некоторая узаконенная форма сожительства: по правде Божией, они не семья, просто люди договорились, что им сейчас, в рамках их собственных целей и задач, комфортно жить вот так. По крайней мере, о семье как о малой Церкви в таких случаях говорить не приходится. Это нечто неорганизованное, не подающееся описанию, это просто стихия человеческого греха, тления и распада. Об этом речи в контексте церковного устроения быть не может.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке