Исследуйте Писания

«Вера без дел мертва» (Иак. 2.26) №48 (657) / 19 декабря ‘11

Этот отрывок достоин того, чтобы его изучать, я бы сказал, с увеличительным стеклом в руках – рассмотреть каждую запятую, каждую букву, каждый образ. Тот, кто внимательно изучал Ветхий Завет и помнит тех, на кого ссылается апостол Иаков (на патриарха Авраама, на Раав, блудницу иерихонскую, которая приняла разведчиков), понимает, что эти два примера апостол Иаков приводит именно как образцы веры, подтвержденной делами.

Патриарх Авраам засвидетельствовал свою веру тем, что в жертву Богу приносит сына. С точки зрения обычной человеческой морали, он совершает поступок дикий. Причем он его совершает, и неважно, что в последний момент явился ангел и остановил его. Он совершил этот проступок в своем сознании, в своей решимости – убил своего сына, для него сын был уже мертв, он сделал все в сердце своем, и это был совершенный поступок: жертвоприношение Исаака было совершено, осталось только, чтобы оно исполнилось реально, чего Господь не допустил ради Промысла Своего, ради судеб Своих. Фактически Авраам через это прошел. Но это же поступок противоестественный – возложить на жертвенник Богу сына своего, долгожданного, вымоленного, Богом данного. Если бы мы чаще вдумывались в этот образ, многие тайны премудрости Божией нам бы открылись.

Что делает Раав, блудница? Женщина из некоего города дает приют разведчикам, которые пришли этот город погубить. А где же ее патриотические чувства? Она – предательница, принимает лазутчиков, сдает город врагам. Но тем не менее Священное Писание, и в данном случае апостол Иаков, говорит о ней как о человеке, который поступил по вере. Хотя, с точки зрения обычного человеческого восприятия, она поступает преступно.

И если бы Священное Писание не показывало нам мотивов, по которым поступают так Авраам и Раав, если бы люди узрели только видимую цепь событий, они бы недоумевали. То есть на самом деле важно не то, что совершает человек в данный момент, а по каким мотивам он это делает, что становится руководящим, определяющим мотивом того или иного поступка.

Самый яркий, я бы сказал, кричащий пример в этом отношении – бытие юродивых Христа ради. Самая известная православным России – блаженная Ксения Петербургская. Если мы задумаемся над тем, что она сделала, то не увидим никакой логики. Только зная, что ее поступки проистекали от веры, зная, что по вере она получила благодать, чувствуя эту благодать, пользуясь плодами благодати, которую стяжала эта женщина, мы принимаем ее подвиг, который с нашей точки зрения безумен. Она неадекватна во всем, но эта неадекватность обусловлена верой. И только понимая все это, можно рассуждать о соотношении веры и дел (и не сказано, кстати, что добрых дел – они тоже имеют место быть, и о них немало будут писать апостолы, и особенно апостол Павел. Но именно в этом месте своего Послания апостол Иаков не подчеркивает, что это добрые дела. Потому что поступки Авраама и Раав не могут быть названы объективно добрыми делами – это дела веры). Вырывать слова «вера без дел мертва» из контекста Послания и дальше строить какую-то понятную и приятную нам доктрину будет неправильно. Надо не пытаться делать из послания апостола Иакова или из посланий других апостолов те выводы, что нам нравятся. Надо увидеть, что действительно хотел сказать этот служитель и проповедник Христов.

Что же имел в виду апостол Иаков, говоря о соотношении веры и дел? Первое – человек, несомненно, оправдывается верой. Об этом говорит все Писание, начиная от Ветхого Завета и заканчивая последними строчками Нового Завета – свидетельством апокалипсиса в Книге Откровения Иоанна Богослова. Все говорит о том, что человек оправдывается верой, и только верой. Но вера-то, как говорит Иаков в первой главе того же Послания, в природе человека проявляется двояко. Когда человек терпит скорби и искушения, он верит. Терпение – необходимое условие, пища, чтобы вера не только жила, пребывала, но и возрастала в человеке. Человек нетерпящий не может возрасти в вере. Какая бы мера терпения ни была у человека, важно само наличие терпения чего-то ради Бога – это неотъемлемое проявление веры в человеке. И второе – вера проявляется в том, что человек не только слышит слова Божии, но и исполняет их. Терпение и изменение своей жизни по слову Божию или, скажем более понятным языком, исполнение заповедей Божиих (заповедь Божия это именно воля и слово Божии). Так вот, терпеливое исполнение, стояние в этом исполнении заповедей и есть необходимое условие веры.

Если нет этого, то возникает вопрос: а есть ли вера? Апостол Иаков как раз и указывает на образ бесов: «И бесы веруют, и трепещут», но они ведь ничего не делают в соответствии с верой. Они тоже знают, что Бог есть, они, возможно, даже как-то видят его, хотя размышлять на эту тему мы не можем и представить этого не в состоянии, зная, что и серафимы закрывают свои лица и не могут смотреть на Бога. Важно другое. Бесы, по словам апостола Иакова, веруют – они уверены в том, что Бог существует, но эта вера ничего им не дает, они трепещут в ожидании Страшного Суда. Вера проявляется как раз тогда, когда жизнь человека меняется в соответствии со словом Божиим, когда в этой попытке изменить свою жизнь человек терпит неудобства по вере в Бога. У бесов этого нет.

Можно такой пример привести. Любит человек, он может сочинять стихи о любимой, может писать романы и рассказы. Но как другой человек узнает, что этот юноша любит эту девушку? Как можно показать любовь? Она есть где-то в глубине, но как это невидимое сделать видимым? Только через какое-то действие, и каждый знает по опыту, если он прожил чуть больше двадцати лет, что романтический антураж отнюдь не говорит о любви человека к человеку. Только тогда, когда человек что-то терпит, что-то переносит, перед чем-то смиряется, когда человек заботится, когда он разделяет страдания с другим человеком, когда, как говорится, пуд соли съеден вместе, – только тогда можно говорить о любви. Именно совместное перенесение скорбей есть необходимая пища для любви. Переживая вместе жизнь, люди все больше и больше возрастают в любви друг к другу. Нечто подобное происходит и с верой.

Конечно, кто-то может делать и добрые дела, если он к этому призван, если у него это получается. Но не об этом только говорит апостол Иаков. Всякое терпение скорби во имя Бога, всякая попытка изменить свою жизнь по образу Бога – дело веры: всякое такое действие свидетельствует о том, что человек верит, даже если он никаких добрых дел видимых пока не совершает. Если даже в этот момент ничего из того, что мир считает добрым, он не делает – он, может быть, в этот момент просто борется со своими страстями и пытается изменить свою жизнь по образу создавшего его Бога, – он при этом возрастает в вере. Иногда то, что делает человек, как Ксения Петербургская, вообще никоим образом не может считаться добром, однако человек живет верой, пытается терпеть скорби ради Бога и изменить свою жизнь по образу Божию.

Теперь об оправдании делами. Ясно из контекста, что сами дела, если они совершаются без веры, не имеют никакого смысла. Все люди делают какие-то дела, все люди как-то живут. Сами по себе дела, без мотива, по которому они делаются, ничего не значат. Важен именно мотив, по которому совершается поступок, цель, ради которой совершается то или иное дело. И в этом отношении очень важно свидетельство Иисуса Христа, сказанное в Евангелии: «Кто не собирает со Мной, тот расточает» – кто не делает дела ради Христа, ради веры в Бога, тот ничего не собирает, тот рассыпает собственное богатство. И известно немало людей, которые были очень добрыми, но совершенно не верили в Бога, а значит, и не любили Его. Но придя на Страшный Суд, придя в тот мир, где все живет только Богом, а добрых дел уже будет не нужно, чем будут жить эти люди, если все будет наполнено Тем, в Кого они не верят и Кого не любят? Вот на это указывает Господь Иисус Христос. И эту мысль развивает на нашей русской почве преподобный Серафим Саровский в известной беседе с Николаем Александровичем Мотовиловым, где говорит, что Бог принимает только то дело, которое делается ради Него, только это дело приносит плод Святого Духа. Надо внимательно вчитаться в эти слова, чтобы понять, насколько порой тот подход, который мы обычно имеем к соотношению добрых дел и веры, не соответствует ни Евангельскому, ни святоотеческому.

И, заключая рассуждение о вере и делах, хотелось бы привести слова апостола Иакова, которыми заканчивается первая глава его Послания: «Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцем есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира» – очень емко, в одном стихе выражено содержание подлинно христианской, подлинно духовной жизни. Первое – забота о нищих, о несчастных, об обездоленных, о тех, кому нужны милостыня, милосердие, щедрость, теплота нашего сердца. И второе – живя в мире, посвятив всю свою жизнь служению, можно, тем не менее, ничего не успеть, если мы себя не сохраним неоскверненными от мира. А что это значит? Этому учит вся святоотеческая православная традиция, традиция аскезы – все, что написали святые отцы о борьбе со страстями: именно страсти суть проявления мира, действующего и имеющего власть над нами внутри нас самих. И пока человек не очистил себя от страстей, он не может сказать, что он не осквернен от мира. Поэтому перевес хоть в одну сторону, хоть в другую всегда будет разрушать полноту правильной духовной жизни и не может считаться благочестием и, что печально, гарантировать нам дерзновенный ответ на Страшном Суде. Только забота и о борьбе со страстями, и о том, чтобы жизнь наша стала служением ближним, делает нас дерзновенными перед Богом и свидетельствует, что мы действительно верим.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать