Беседы с батюшкой

Слово Божие в жизни человека №46 (943) / 3 декабря ‘17

Рад приветствовать в нашей студии священника Константина Корепанова, старшего преподавателя Миссионерского института Екатеринбургской епархии, автора и ведущего таких программ на нашем телеканале, как «Читаем Добротолюбие», «Нравственное богословие», а ранее – «Исследуйте Писания» и «Читаем Ветхий Завет».

Отец Константин, рад приветствовать Вас теперь и в «Беседах с батюшкой». Спасибо, что согласились прийти побеседовать и ответить на вопросы зрителей.

– Здравствуйте, дорогие друзья телезрители. Очень настоятельно меня попросили встретиться с телезрителями канала «Союз» в таком статусе и таком формате.

Не случайно многие Ваши программы получают живой отклик наших зрителей. В этом году Вы стали священнослужителем, а до этого долгие годы были церковнослужителем, преподавали, вели духовные беседы на приходах и долгое время ведете на телеканале «Союз» программы, посвященные изучению Священного Писания, за что Вам огромное спасибо.

Когда у Вас самого появился интерес к изучению Священного Писания?

– До сих пор у меня перед глазами стоит картинка, и в последние годы я вспоминаю ее почему-то все чаще. Не знаю, сколько мне было лет, но я учился в школе, когда пришел к своему отцу и спросил: «Папа, а что такое Библия?» Не помню, откуда я взял это слово, но вопрос казался мне очень естественным просто потому, что папа очень умный человек, всегда был для меня авторитетом, очень много знал, и я, естественно, обратился к нему с этим вопросом, хотя он был секретарем партийной организации. Но тогда я не сводил все это воедино, мне было просто любопытно, что это за книга. Папа не мог ответить, только говорил, что он ее видел и читал когда-то в детстве, потому что она была в сундуке у жены его папы. Я спросил, о чем эта книга, но он не стал рассказывать. Теперь я понимаю почему. Но он ответил: «Посмотри в энциклопедии».

Я посмотрел в энциклопедии, что это за книги, как их названия, и до сих пор помню свое состояние: само название этих книг звучало для меня как некая магия, некие таинственные, завораживающие слова. Мне очень хотелось понять, что же за этим. Понятно, что дальше этого не пошло: я был ребенком и интересовался другими вещами. Но возникший тогда интерес я очень хорошо помню, это ощущение волшебства, когда я прочитывал названия библейских книг, звучавшие как музыка. Наверное, тогда все это и началось по воле Божией.

Потом, когда в 1989 году я демобилизовался из армии, у меня возник интерес к Церкви, и получилось так, что я сразу пришел в церковь. Естественно, я сразу сказал, что хочу читать Библию. И друзья – за что им вечное спасибо – достали для меня Библию, которая тогда нигде не продавалась, единственное место, где ее можно было достать, был букинистический магазин на улице Вайнера в Екатеринбурге (тогда еще Сверд-ловске). Там тогда уже начали продавать (раньше было запрещено) реквизированные Библии, которые пытались перевезти через границу. Там мне купили Библию, как сейчас помню, за 100 рублей, по советским деньгам это очень дорогая книга. И на 21 год мне подарили Библию, издательства «Жизнь с Богом», на папиросной бумаге, крошечную. Она до сих пор хранится у меня, я ее берегу.

Первый раз я прочитал Библию в конце 1989 – начале 1990 года. Прочитал практически на одном дыхании, потом перечитывал фрагментами. Это было первое знакомство с Библией, когда я просто вобрал ее в себя. Я просто читал ее, даже не очень задумываясь над тем, что читал. Никакой цели не было, я просто хотел ее прочитать. И сейчас, когда я слушаю студентов, рассказывающих о своих проблемах с восприятием слова Божиего, я рефлексирую все это и с удивлением вспоминаю, что ум вообще не запнулся ни за что: ни за перечисление имен, ни за какие-то непонятные сюжеты, ни за смысл. То есть он меня вообще не интересовал как таковой, я просто читал Библию, как читаю обыкновенную книгу, и не мог оторваться, просто заглатывал ее (было в советское время такое выражение – проглатывать книги).

Серьезное обращение произошло уже где-то в 1995–1996 годах, когда я стал перечитывать Библию глазами человека, прожившего в Церкви около пяти лет и много чего пережившего. У меня лично в 90-е годы была очень напряженная жизнь, произошли многие события. Конечно, в конце концов мне достали «Толковую Библию» Лопухина, больше ничего не было, интернета тоже не было. Но тогда я стал читать Библию и записывать мысли, которые у меня рождались от ее прочтения. Собственно, так началось внимание и понимание этой книги, и в конце концов все это вылилось в те беседы, которые прошли лет через двенадцать после этого события.

У Вас, видимо, сохранилась эта привычка. Я видел: когда Вы готовитесь к программам, у Вас есть тетрадка с Вашими записями от руки, какими-то пометками, чтобы ориентироваться по ходу лекций, которые Вы ведете.

– Это очень старинная привычка, причем я записываю и почти никогда не печатаю, только короткие тезисы, когда выступаю на конференции. А все беседы записываю. Это привычка работать с ручкой, конспектом, потому что, когда набрасываешь план, сам это делаешь, то это совсем другое, нежели компьютер.

Люди часто спрашивают меня, как писать Священное Писание. Поначалу вопрос казался мне странным, но потом я осознал всю проблематику, которая стоит за ним: человек либо не читает Священное Писание, либо он его вычитывает. Есть такая определенная практика, когда человек во время утреннего или вечернего правила читает главу Апостола, главу Евангелия (или две главы), на церковнославянском или на русском языке, но это именно элемент вычитывания. Человек просто прочитал, потому что надо включить это в свое правило. Я не говорю, что это плохо, потому что слово Божие в любом случае освящает человека и дает пищу и жизнь его душе, но для понимания Библии это никак. Любой человек, который долго этим занимался, свидетельствует, что он может вкраплять в правило Священное Писание, а если спросить его через пять лет такого чтения, он не помнит ни одного сюжета, не знает, о чем Евангелие от Матфея, о чем апостол Павел пишет коринфянам.

И я понял, что на самом деле Христова призыва «Исследуйте Писания» мы по-настоящему не исполняем. Это сразу проявляется с людьми, которые Священное Писание знают, пусть неправильно и искаженно, но знают, а мы теряемся и тушуемся, потому что мы его любим и не знаем. Размышляя над этим, я пришел к тому, что людям, которые меня спрашивают, я говорю: когда читаешь правило, можно, как обычно, вкрапливать тексты Священного Писания, но обязательно надо найти время если не в течение дня, то на неделе прочитывать пусть ту же самую главу из Евангелия и Апостола, но, прочитав ее, брать тетрадку или тот же самый компьютер (если человек уже разучился работать с тетрадкой) и записывать, что тебе понравилось, что зацепило.

Ведь другой аспект состоит в том, что Священное Писание не надо просто читать, это не энциклопедия и не художественный роман. Его надо исполнять в жизни, то есть из сферы разума оно должно быть переведено в сферу поступков, сферу воли. А этот механизм у нас где-то разбалансировался: читать-то мы читаем, знать-то знаем, но это никак не влияет на нашу жизнь, вообще не мотивирует ее. И это размышление, исследование – когда человек прочитает главу, а потом выпишет оттуда то, что собственно ему говорит через эту главу Иисус Христос, когда человек прочитал и сказал: да, мне надо сделать вот это и вот это, или понял какую-то истину, которую раньше не понимал. То есть он должен поразмышлять над этим отрывком, и тогда Библия будет им действительно исследоваться, а значит, однажды придет ее понимание, он овладеет этим текстом, а самое главное, сможет начать делать хоть какие-то шаги, чтобы осуществить это в своей жизни.

Библия – самая издаваемая книга в мире. Одно дело, когда человек, воцерковившись, входя в церковную ограду, начинает изучать Священное Писание, а другое дело, когда у человека просто есть интерес к этой книге и он читает ее, не связывая с чем-то сакральным, с тем, что перед ним слово Божие. Возможно ли такое отношение? Или если так несерьезно относишься к Библии, то лучше тогда ее и не трогать?

– Апостол Павел сказал однажды, что сначала душевное, а потом духовное. Духовное важнее, но оно не может прийти без душевного… Однажды священник Глеб Каледа, озвучивая мысль одного из святых отцов, сказал: Священное Писание – это тоже икона, тоже образ Божий, только запечатленный в слове, стало быть, оно требует не меньшего благоговения, что мы испытываем перед иконой». Сам отец Глеб всегда читал Священное Писание стоя и никогда не допускал, чтобы Библия находилась где-то с другими книгами, но всегда стояла как то, чему кланяются и перед чем благоговеют. Если человек познал это, то он должен так относиться к Библии. А если он не познал, то неужели на этом основании запретить ему общаться со словом Божиим?

Однажды я был на одной конференции, где мне понравилось выступление одного доктора филологических наук (кажется, даже из нашего Уральского государственного университета, сейчас, без справочного материала, не помню имени). Она некоторое время работала в Америке. В рамках конференции она делилась своим опытом и говорила потрясающие вещи: люди, которые прошли университетский курс до начала нулевых годов, все понимают библейский текст. То есть достаточно сказать «Давид», «Самсон», «Самсон и Далила», «Давид и Вирсавия», «Каин и Авель», чтобы обсуждать эту тему на бытовом, культурном, богословском уровне, инкрустируя любую беседу библейским образом. Люди в теме, они понимают, о чем идет речь, и готовы поддержать этот разговор на любом уровне, с разных сторон рассмотреть ее. Об этом писали романы (разные, даже не духовные и не христианские, но в них поднимаются библейские темы, и никого это не шокирует). Это то, что мечтают сделать у нас, но не знают как, чтобы всякий образованный человек знал содержание Библии, знал культурные архетипы, образы и мог через соотношение с этими образами как-то менять свою жизнь или события, происходящие в этой жизни. Это и есть образованный, культурный человек, он должен знать содержание Библии. Человек знает массу ненужной литературы, которая сегодня издается, а завтра забудется, однако не знает книгу, которая на сегодня является не только самой издаваемой, но и самой читаемой в мире, определяет планку культурного человека.

А у нас человек называет себя культурным и образованным, а текста Библии не знает, даже в пересказе никак не знает его. Как он может утверждать свою культурность, если не знает книгу, которую читают (пусть даже читали) большинство людей на Западе? Выступавшая сказала, что в начале нулевых произошел резкий слом. До этого, в 80–90-е годы, Библия была обязательна к изучению во всех вузах Соединенных Штатов Америки, а потом это стало сходить на нет в связи с теми тенденциями, которые стали развиваться в Америке и плоды которых сейчас очень видны. Но поколение, которое сформировалось в те годы, сейчас демонстрирует действительно культуру, и с ними можно об этом поговорить.

Вопрос телезрительницы из социальной сети «ВКонтакте»: «Понимаю, что Библию каждый образованный, тем более, православный христианин прочитать обязан. Я читала Евангелие, но Ветхий Завет прочитать не получается, пыталась несколько раз. Нравы Ветхого Завета кажутся дикими и неприемлемыми на фоне Нового Завета. Само содержание Библии знаю, но стоит ли все равно сделать над собой усилие и прочитать Ветхий Завет? В чем духовная польза для православного именно чтения Ветхого Завета?»

– Про суровость нравов Ветхого Завета, наверное, не говорил уже только ленивый. Но эта суровость – некое наваждение. Да, кажется, суровым. В Евангелии написано: если рука твоя или глаз твой соблазняет тебя, отруби руку или вырви глаз. Новый Завет говорит, что если ты любишь отца своего или мать больше, чем Христа, то ты недостоин Его. В Новом Завете сказано: если ты не отречешься от детей, семьи, матери, отца, то не можешь быть Моим учеником. Можно было бы найти и очень много другого, если бы мы внимательно читали Новый Завет. Если Ветхий Завет говорит, что почитай отца и мать свою, то Новый говорит о том, о чем я только что сказал. Если Ветхий Завет говорит о том, что ты угодил Богу, и Он даст тебе блага земные, то Новый говорит, что ничего Он тебе не даст, кроме скорбей и креста. Если Ветхий Завет говорит о том, что надо хоронить предков и об очень интересном культе погребения, то Новый говорит: предоставь мертвым погребать своих мертвецов. Или, например, такие слова из Послания к Евреям: страшно впасть в руки Бога Живого. Куда уж суровее?

Или, например, многих людей смущают жертвоприношения. Да, убийство козла или ягненка за мои грехи, наверное, представляется жестоким, а вообще-то говоря, все то же самое, только за наши грехи умер человек, даже не просто человек – Бог умер. Кровь человеческая на нас. Не кровь ягненка, не кровь барана, не кровь тельца – кровь Человека. Наши руки буквально по уши в крови этого Человека, потому что мы на самом деле причащаемся крови этого Человека, которые просто даются под видом хлеба и вина, но это Христова Кровь, пролитая на Кресте. У нас все в Его крови. И если мы не будем по уши в этой крови, то у нас нет возможности спастись. Это просто Его снисхождение к нашим немощам, нашим чувствам, Он так спасает нас. Хотя это преподается под видом хлеба и вина, но это истинная Кровь Иисуса Христа, и мы омываем в этой Крови и наше тело, и нашу душу.

В Книге Апокалипсис сказано, что пришли спасенные, в белых одеждах, и вопрошающие спрашивают, что же это за белые одежды, почему они белые? И Агнец отвечает: те, которые убелили одежду свою в крови Агнца. Вот этим мытьем нашей души, мытьем всего нашего человеческого естества в Крови Богочеловека, – вот чем мы занимаемся в Церкви. И если посмотреть так, то Новый Завет в своем роде гораздо более суров. Просто мы не так сравниваем и не так смотрим.

Чтобы в этом разобраться, и нужно прочитать Ветхий Завет. Начните читать, скажем, не с Книг Царств и не с Книги Левит, а прочитайте Книгу пророка Исаии, особенно ее центральную часть – то, что иногда называется Евангелием от Исаии. Какие там удивительные слова, как много там нежности Божией! Или даже самое окончание Книги Исаии (66-я глава) – как много там Божественной любви и нежности! А Книга пророка Иеремии, или Плач Иеремии, – это же удивительные, проникновенные вещи. А Псалтирь, а Книга Притчей? Необязательно же читать именно с того, что вас смущает, удивляет, каким-то образом отталкивает. В свое время митрополит Антоний Сурожский говорил: если тебя смущают эти слова, не читай, читай то, что не смущает.

Тогда мы будем иметь более полное представление о слове Божием, потому что, и по мысли Церкви, и по свидетельству святых отцов, и Ветхий Завет, и Новый – все слово Божие. Не случайно Христос сказал: ни одна йота не прейдет, пока все не исполнится. И нигде невозможно ни отменить, ни разрушить то, что было написано в Ветхом Завете. Начинается эта Книга словами: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста…». И последние слова, когда мир завершает свое развитие и устанавливается Царствие Небесное… Именно в целостности воспринимается слово Божие, и даже если мы прочитаем хоть какие-то книги Ветхого Завета (скажем, упомянутые здесь), то наше понимание отношений с Богом будет глубже, рельефнее, полнее. Наше понимание собственной жизни перед очами Божиими будет гораздо рельефнее, мы будем лучше понимать самих себя в собственной жизни. Но если уж никак, можно читать только Новый Завет. Однако тогда я бы попросил ради честности смириться. Читать Новый Завет, но никогда не говорить, что Ветхий Завет не нужен, а смиренно говорить: я не могу его вместить, он не входит в мое сердце, у меня нет такого дара, такой силы, чтобы его вместить.

За время программы Вы дали несколько практических советов: например, делать для себя выписки, конспектировать, размышлять о том, что прочитал, а не заниматься вычитыванием. Вы сказали, что необязательно начинать чтение Ветхого Завета с самого начала, последовательно прочитывая по главам, а можно начать с Книги Исаии. Может быть, есть еще какие-то практические советы о том, с чего начать изучение, чтобы оно не показалось перечислением имен, колен и историй?

– Наверное, у каждого есть сердце, ищущее Бога. Если человек ищет Бога, ищет истину, то, несомненно, Бог подскажет, что ему лично лучше. Но я лично настоял бы на том, чтобы люди прочитали Книгу Бытие не в пересказе «Детской Библии», а именно так, как это написано в Библии: начиная от Шестоднева и заканчивая благословением Иакова. И уже тогда очень многое изменилось бы в нашем восприятии Священного Писания, потому что это слово Божие, касающееся очень важных, фундаментальных вещей. И даже если бы мы не поняли многое из того, что прочитали, но обращались бы снова, и снова, и снова, то понимание жизни перед лицом Бога после этого стало бы глубже. А дальше можно обратиться к пророческим книгам. Скажем, начать с Книги пророка Исаии, Книги пророка Иеремии, можно с Книг пророка Иезекииля, пророка Даниила. По крайней мере, в первой половине Книги пророка Иезекииля точно можно разобраться. Но ведь это слова Божии, там звучат заповеди, обличения, наставления, утешения, пророчества о Христе.

Не случайно Церковь установила читать Великим постом Книгу Исход, Книгу пророка Исаии, Книгу Бытия, Книгу Притчей. То есть во время Великого поста Церковь обращает наше внимание именно на книги Ветхого Завета, чтобы они читались и чтобы человек слушал и понимал хотя бы основные моменты. Взять за основание церковный совет о чтении Ветхого Завета во время Великого поста: Бытие, Книгу Исаии, Книгу Притчей. Читать хотя бы только эти три книги, а потом, может быть, Дух Божий коснется, может быть, проснется любопытство – и человек прочитает что-то еще.

Спасибо Вам, отец Константин! Время нашей программы подошло к концу, хотя остались незаданные вопросы. Будем надеяться, что такой формат Вашего участия в программах телеканала «Союз» получит систематическую основу и Вы снова побеседуете с нами и нашими зрителями, которые так активно звонили и писали.

– Спасибо всем, до свидания.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке