Читаем Ветхий Завет

Лекция 28.2. Исторический контекст книги Иеремии

Мы остановились на том, что пророк Иеремия пишет письмо бывшим жителям Иерусалима.
Угнанным царем вавилонским в рабство Вавилон и говорит, что они должны жить там обычно, по-человечески и молится о том, чтобы был мир в земле вавилонской. Разумеется, это письмо еще больше возбудило ненависть, как в князьях иерусалимских и лжепророках.

Продолжаем разговор об историческом контексте Книги пророка Иеремии. Пророк Иеремия пишет письмо жителям Иерусалима, угнанным вавилонским царем в рабство, где говорит, что они должны жить там по-человечески: радоваться и плакать, растить сыновей и дочерей, заключать браки и молиться о том, чтобы мир был в земле Вавилонской. Разумеется, это еще больше возбудило ревность и ненависть как в князьях Иерусалимских, так и в лжепророках. Пророк Иеремия, хотя он уже на волосок от гибели, через своего ученика Варуха все же посылает свиток, написанный специально для царя Седекии. Ему бы молчать, он и так много сделал, но он не может молчать – он пророк, Господь вновь и вновь толкает его, чтобы он свидетельствовал, что жизнь этих людей совершенно не совместима с Божией правдой, с верой. И взывает Он устами пророка Иеремии именно чтобы спасти этот народ.

Для них сдаться означает сохранить, как говорит пророк Иеремия, жизнь. Господь не хочет их смерти и именно поэтому вновь и вновь посылает к ним пророка Иеремию: все призывы Иеремии надо понимать как попечение Бога, чтобы они не погибли, а жили, хоть и в плену – может статься, будет возможность вернуться в оставленную землю. Бог же знает, когда они вернутся, потому и посылает вновь и вновь Иеремию, чтобы они одумались и прислушались к словам Бога. Но они не прислушиваются.

Когда Варух пришел со свитком, царь Седекия сидел перед горящей жаровней – было холодно, – и когда читали слова пророка Иеремии, царь отрезал кусочек свитка и бросал его в огонь, чтобы никто этого больше не смог ни услышать, ни прочитать, и запретил делать еще раз такие пророчества. Варух вернулся к Иеремии. Иеремия написал второй свиток (это ведь несложно, если ты движим благодатью Святого Духа – Дух Божий не вяжется, и слово Господне задержать невозможно); но гнев князей распалился, и они бросили пророка в темницу. В темнице ему приходится очень плохо. Его не кормят вообще, потому что в Иерусалиме наступает голод, запасы истощаются. Кому же в условиях голода захочется кормить заключенных? Умрут – и умрут, зачем их кормить? Изнывая от холода, от голода, от пребывания в темнице вместе c уголовниками в совершенно невыносимых условиях Иеремия, конечно, страдает.

Царь, по ходатайству некоторых друзей Иеремии, все-таки выпускает его из темницы и помещает в отдельную комнату во дворе стражи, где он может жить в тепле и может есть хлеб, потому что стражу кормят – и ему перепадает хоть какая-то пища. Но князья, как они называются в Книге пророка Иеремии, не оставляют его в покое. Они приходят к царю и говорят: «Что это такое! Он продолжает пророчествовать вновь и вновь! Надо его уничтожить!». Седекия говорит: «Делайте что хотите. Вы все равно заставите меня сделать то, что вам угодно». (Это напоминает действия царя Ирода, который умертвил Иоанна Предтечу: Ирод любил слушать Иоанна Предтечу и уважал его как Пророка, но больше всего он уважал то, что думают о нем другие, любил мнение человеческое больше, чем славу Божию. И из-за мнения возлежащих с ним убил Иоанна Предтечу). Седекия сердцем своим тянется к пророку и хочет послушать слов пророческих, но боится тех сильных князей, которые его окружают, и не находит в себе сил действовать по зову сердца, не хочет быть призванным – славу человеческую и покой он возлюбил больше.

Поэтому он отдает Иеремию фактически на смерть. Князья схватили его, вывели из двора стражи и бросили в яму – по Преданию, это был бывший колодец, из которого некогда черпали воду, а теперь там осталась одна грязь. Колодец был очень глубокий, фактически пророка бросили туда умирать: выбраться оттуда он не мог, кормить его никто не должен был. Его обрекли на медленную смерть. В данном случае пророк Иеремия прообразует собой страдание Христово, положение во гроб, куда был положен Христос, когда думали Его враги, что они Его преодолели, что никогда Он не восстанет.

Нашелся среди придворных царя некий евнух, как это часто бывает в Священном Писании, не из еврейского народа, по происхождению эфиоплянин, Авдемелех по имени. Он подошел к царю и говорит: «Надо помиловать Иеремию. Позвольте мне ему помочь». И царь позволил это сделать. Только что он разрешил своим князьям убить пророка – и тут же, когда находится человек, призывающий помочь ему, царь дает такое разрешение.

Авдемелех с тридцатью людьми делает из лоскутков веревки, спускает их в колодец, с большим трудом они вытаскивают Иеремию и снова поселяют его во дворе воинской стражи. И вот тогда тайком Седекия посылает к нему своего гонца и просит у него молитв. «Помолись обо мне. Может быть, Господь что-то переменит». Но Иеремия – пророк, он не может обнадежить человека, если человека не обнадеживает Бог. Не может сказать от себя что-то, если Бог ему не повелел. Крест пророка – тяжкий крест. Некоторые по дерзости мечтают: «Вот бы мне уметь предсказывать будущее, вот бы стать одним из пророков!». Не понимают такие мечтатели, что на самом деле это мера превышает всякую меру сил человеческих, потому что сказать от себя нельзя ничего. Так что Иеремия не может сказать: «Да ладно, я помолюсь, и все будет хорошо!». И он говорит Седекии: «Я помолюсь. Но если ты выйдешь сейчас к халдеям, к врагам, которые тебя осаждают, Бог свидетельствует: ты будешь жить». Седекия отвечает: «Нет, я боюсь, я боюсь халдеев, то есть тех иудеев, которые уже перебежали к халдеям. Они могут меня оклеветать, и меня убьют».

Пророк Иеремия свидетельствует: «Нет, Бог говорит, ты будешь жить долго, только выйди к халдеям. Для тебя это единственная надежда на спасение». Седекия не выходит, только просит никому никогда об этом не говорить. И, разумеется, Иерусалим был взят, а Седекия убит.

Ситуация показательная. С человеческой точки зрения, Седекия – просто несчастный человек. По душевной природе он не способен быть лидером, вождем – он человек духовно и телесно слабый. За что его наказывать? Но в данном случае к нему применимы слова, которые говорит Христос иудеям: «Вы возлюбили славу человеческую – для вас то, что говорят, делают или пытаются сделать люди, реальней, ощутимей, весомей, чем Мои слова, которые для вас ничего не значат».

Очень часто в своей жизни мы уподобляемся именно царю Седекии, ведь часто нам через каких-то людей или в тайниках нашего сердца Господь внушает: «Иди, делай, никто тебе не причинит никакого вреда», но мы боимся, не верим, не решаемся делать; мы боимся видимого, а невидимое для нас – ничто.

Ситуация, когда видимое важнее, когда страх преодолевает все, греховна – она ясно свидетельствует, что для нас Бог не стал единственным Светом, единственной Истиной, мы не исполнили заповедь «возлюби Господа Бога Твоего всей крепостью твоею, всем помышлением твоим», а возлюбили этот мир, славу и покой. И боимся мы не Бога, а тех вещей, которые могут причинить нам люди, находящиеся в этом мире.

Христос поэтому и говорит: «Не бойтесь убивающих тело, душе не могущих ничего сделать, бойтесь убивающих душу». Мы очень часто об этом забываем, очень часто оправдываем себя немощью, забывая, насколько немощен был Иеремия во всех смыслах этого слова, насколько немощен был апостол Павел, сколько ему причиняли зла, даже камнями заметывали его, а он оставался жив, потому что Бог повелел ему жить. Ведь дыхание нашей жизни в руках Божиих, и никто, если этого не захочет Бог, не в состоянии исторгнуть из нас жизнь. Вот упование, которым мы должны жить.

В заключение наших бесед по Книге пророка Иеремии хотелось отметить один эпизод, который раскрывается в 35-й главе. Эпизод замечательный, очень мудрый и очень глубокий. Ни до, ни после ничего подобного мы не видим. Эпизод этот почти совершенно оторван от контекста самой книги.

Где-то в Израиле проживает небольшое племя, которое в Книге пророка Иеремии называется рехавиты. Что это за племя, откуда они пришли? Из самой Библии мы никаких выводов сделать не можем. Но они – не иудеи. И вот пророк Иеремия, чтобы вразумить иудеев, жителей Иерусалима говорит: «Пойдите к этому народу и предложите им выпить вина». Посланные пошли, предложили вино. Рехавиты отказались: «Наши отцы заповедовали нам никогда не пить вина, мы не нарушим того, что сказали нам наши отцы». Посланные возвращаются и передают это ответ. Тогда Бог устами пророка Иеремии говорит: «Вот видите, они боятся нарушить заповедь, которую дали им их отцы, а народ Мой не может сохранить заповеди, которые им дал Я, Господь Бог этого народа» – для рехавитов слова человеческие, слова и наставления отцов более значимы, чем для иудеев заповеди и наставления их Бога. А дому Рехавитов сказал Иеремия: «так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: за то, что вы послушались завещания Ионадава, отца вашего, и храните все заповеди его и во всем поступаете, как он завещал вам, – за то, – как говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, – не отнимется у Ионадава, сына Рехавова, муж, предстоящий пред лицем Моим во все дни» (Иер. 35, 2, 18,19).

Контекст понятен – Господь Бог ставит в пример иудеям рехавитов именно за то, что те хранят заповеди. Но тут важен и другой момент. Оказывается, если народ, этническая общность, живет, более или менее соблюдая установления – своих ли предков или данные когда-то людям Богом, – то этот народ сохраняет с Богом связь. Как Сам Господь говорит, «предстоящий перед лицем Моим не отымется от этого народа вовеки» – всегда, по воле Божией, среди этого народа является человек, ходатайства, молитвы которого Бог слышит, потому что этот народ хранит хоть чьи-то заповеди.

Никогда, читая Священное Писание, не надо забывать, что все появившиеся на земле народы созданы Богом. И Бог о них заботится, Бог о них промышляет, Бог творит с ними великие и славные дела.

В заключении Книги Иеремии есть немало глав, которые посвящены плачу Иеремии о погибающих народах. Но плач Иеремии – не просто плач человека. В его плаче слышен «глас хлада тонка, и тамо Господь» в полноте благодати Святого Духа. Как апостол Павел потом скажет в Послании к Римлянам, «Дух Святый ходатайствует за вас воздыханиями неизреченными».

Дух Святой устами пророка Иеремии плачет о погибающей славе человеческой, о погибающих людях, ведь никто из людей ему не чужд: Бог израильского народа есть Бог всех народов – если внимательно читать Библию, можно увидеть, что постоянно сам Дух Святой указывает на то, что Его Промысел пребывает над всеми народами.

Много раз за время наших бесед по истории Ветхого Завета я указывал на то, что в Священном Писании постоянно подчеркивается: Промысел Божий распростерт над всеми народами, – но над израильским народам по преимуществу, ведь задача у него особенная, на него возложена особенная миссия, сделать ему надлежит больше, чем всем остальным народам, потому так сильно заботится о нем Бог.

Из эпизода с племенем рехавитов можно сделать и еще один вывод – любая традиционность, любое хранение традиций есть благо. Наш век, страдающий либерализмом, разрывающий связи с прошлым во имя совершенно непонятных целей, ценностей, идеалов, есть как раз практически демоническая попытка разрушить последние основы нормального существования человека на земле.

Раньше сохранением традиций народ мог жить, даже если он по каким-то причинам не знал истинного Бога (как, например, Китай, который фактически живет – по крайней мере, жил до середины XX века, до того, как пришли к власти коммунисты, – традициями, заложенными очень, очень давно, Конфуцием. Сохраняя верность Конфуцию, народ сохранял себя в мире. Это уникальная цивилизация, народ, сумевший сохранить свою самобытность, основную систему ценностей буквально вопреки всему. Там были философы, культура, изобилие плодов, ресурсов, изобилие людей, вождей, всего, чем может гордиться нация), ибо через сохранение традиций Бог благословлял этот народ, хоть и лишенный дара богопознания, но правильный именно потому, что он был верен традициям своих отцов.

Разрушение же традиций уничтожает почву, на которой народ может дальше процветать. Почему сейчас происходит истощение земли? Кто-то скажет, что народа стало очень много. Но беда в том, что люди ждут от земли только одного – чтобы земля удовлетворяла их прихоти и похоти, служила к их обогащению, и больше ничего. Никто не думает ни о какой традиционности, о том, чтобы передать землю будущему поколению. Мы не только разрываем с прошлым, мы и о будущем не думаем, живя одним днем.

И эта наша беспочвенность, неукорененность ни в чем, когда каждый сам себе голова и живет так, как будто он первый на земле и после него никто никогда не будет жить, вот такое состояние человека разрушает все вокруг него, разрушает самого человека, – это абсолютно безбожное состояние. И здесь даже не важно, во что человек верит. Если он не чувствует корней своих, не думает о будущем, то этот человек вырывает себя из истории. Ему не на чем строить здание своей жизни, поэтому он лишается благословения Божия, и вся жизнь его становится пустой.

Пример рехавитов – показатель того, что восхождение к Богу начинается с душевного. Если человек сохраняет верность своим отцам, то, получив благодать Божию, он сохранит и верность Богу. О том, что восхождение к Богу начинается с душевного, ясно сказал апостол Павел. Тут важно понимать, что если нет душевного, то никогда не будет и духовного. Если человек не чтит своего отца, верности и заветов, которые дал ему свой плотской отец, он не будет чтить и заповеди Божии. Если человек проходит мимо монетки, на которой изображен, например, Георгий Победоносец, то он никогда не научится чтить святыни и в храме, не будет чтить и храма. Если человек позволяет себе кощунствовать над могилами павших воинов, если ветераны войны и смерть человеческая для него ничего не значат, он кощунственно смеется над тем, что было в годы войны, то он никогда не сможет ценить и святых, и мучеников, не сможет почитать своих наставников, никогда не будет дорожить храмом. Именно через душевное человек восходит к духовному. Если нет первого, то не появится и второго. Поэтому воспитание в традициях хотя бы очень простого благоговения перед чем-то очень важным и святым в этой жизни может стать фундаментом для того, чтобы из человека вырос потом настоящий христианин.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке