Исследуйте Писания

Потоп, как прообраз Крещения

Мы продолжаем беседы по  Первому соборному Посланию апостола Петра и обращаемся к самому окончанию третьей главы. Апостол Петр пишет: «Если угодно воле Божией, лучше пострадать за добрые дела, нежели за злые ;  потому что и Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды. Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа, Который, восшед на небо, пребывает одесную Бога и Которому покорились Ангелы и Власти и Силы».


Этот отрывок труден для понимания. Когда человек пытается выразить в речи опыт постижения Божественных реальностей, ему мешает немощь человеческих слов. Их недостаточно, и они не могут в полноте выразить то, что открывается видению пророка, духоносному видению праведника – открывается апостолу, который пытается связать воедино судьбы древнего мира и судьбы каждого конкретного человека в Церкви. Он пытается выразить в нескольких фразах всю тайну того, что сделал Христос с человеком, и понимает, как бессильно слово, с которым мы, русские люди, знакомимся еще и в переводе.

Некоторые места Священного Писания кажутся нам тривиальными вследствие их частого цитирования. Поэтому часто наш глаз скользит по ним, не вникая в суть. Но есть целые главы, смысл которых незнаком нам и все же от нас ускользает. Мы читаем и понимаем, что обращаем внимание лишь на части целого, а апостол явно сказал нечто большее, чем то, что мы смогли понять. Это – слово Божие, а не слово человеческое. Если даже в книгах таких талантливых писателей, как Достоевский, Гоголь или Пушкин мы находим несколько разных подтекстов, так что же говорить о Священном Писании? Не все и не сразу может нам открыться. И человеку надо иметь мудрость, смирение и терпение, чтобы вновь и вновь, обращаясь к сложным местам Писания, в конце концов выявлять мысль Духа Святого, вложенную в уста апостолов.

Так что же говорит нам апостол Петр?

Христос пострадал за нас, чтобы привести нас к Богу. Он, будучи Праведником, пострадал за неправедных, чтобы этим страданием неправедных сделать праведными. Эта тайна искупления в церковном сознании достаточно хорошо воспринимается. Но далее, и именно это вызывает в нас протест, апостол Петр утверждает: если Христос сделал так, то и каждый человек должен поступать так же. Чтобы привести других людей к Богу, человек должен за них пострадать. Чтобы люди неправедные, гонящие нас, стали праведными и раскаялись в своих поступках, христианин обязан за них пострадать. Ему придется вытерпеть их неправду, и только терпеливое ее перенесение сможет сделать их праведниками.

Как говорит один из исследователей творчества святых отцов V-VII вв., протоиерей Георгий Флоровский: крест лежит в основе мира, и все в этом мире с неизбежностью пройдет через этот крест. Волей или неволей. Но пользу человек получит от своего крестного пути только тогда, когда примет его волей. Никто не избавлен от страданий, страдают все, но спасение получают только христиане. Апостол Петр открывает человеку тайны жизни, тайны бытия, всю глубину законов Христовых, один из которых гласит: если ты христианин, значит, ты должен помочь людям, и, следовательно, тебе неизбежно придется за них пострадать.

 

В КНИГЕ Деяний святых апостолов апостол Павел именно неизбежностью страдания за ближних оправдывает свое желание принять узы, которые его ждут, скорбь, которая ждет его в Иерусалиме, хотя он знает о предстоящей скорби и у него есть возможность ее избежать. Но он не стремится избежать ее, поскольку хочет восполнить страдания Христовы в плоти своей за Церковь. Той же мыслью руководствовались все апостолы, руководствуется и каждый христианин в своей жизни. Более того, совсем недавно еще – все люди, независимо от того, где они жили и как относились к Евангелию. В обществе было полное единодушие в поступках: чтобы защитить свою Родину и спасти людей, надо приносить себя в жертву, надо пострадать. Чтобы ребенок вырос достойным человеком, мать добровольно страдает за него, несет скорби. Она знает, что без ее материнских скорбей, без бессонных ночей, без огромного труда ради его будущего он не станет достойным человеком. Если этих страданий избежать, достойного человека не вырастить.

Еще совсем недавно, каких-то сто лет назад эта мысль объединяла всю европейскую культуру, роднила ее с русской и православной восточной культурой, мы чувствовали и жили, руководствуясь общими принципами, выражали их в общих символах. Сейчас об этом уже забыли в обществе, об этом не пишут писатели. Но христианин, обращаясь к тексту Священного Писания, должен вновь и вновь напоминать себе о неизбежности для себя такого труда. Не просто сказать гонителю о стремлении пожертвовать собой, а понести за него реальные страдания. Этот труд может быть разным, и скорби могут быть разными, кому как Бог определит. Но скорбь должна быть хотя бы молитвенной. А если человек при этом еще каким-то образом соединен с нами узами совместного бытия, является членом нашей семьи, то терпение мучений от него, перенесение его недостатков с любовью, с молитвой, с постоянным обращением к Богу – залог того, что недостойный сегодня когда-нибудь действительно обратится к Богу.

Когда апостол Петр узнал, что его ждут страдания, он захотел уйти из Рима. Выходя из города, он увидел идущего навстречу Христа, Который на вопрос: «Куда, Господи, Ты идешь?», ответил: «Иду пострадать вместо тебя». Тогда апостол Петр возвратился в Рим и принял крестные страдания. Иоанн Златоуст и Григорий Богослов, епископы Константинополя, претерпели такие страдания, что обратили сердца столичных жителей ко Христу гораздо более, чем своей безусловно пламенной и безусловно духовной проповедью, – обратили не тем, как говорили, а тем, как жили. Есть и более близкие нам по времени примеры. Агафья Семеновна Мельгунова, стоявшая у истоков Дивеевского монастыря: дворянка стала служанкой, практически рабой в доме местного дивеевского помещика и служила ему, терпя от него все. И ее подвиг привел этого человека не только ко всецелому обращению ко Христу, но и к выделению места для строительства дивеевского храма.

Люди, претерпевающие свои скорби добровольно, относятся к ним иначе, чем мы. Новомученики и исповедники, прошедшие через тюрьмы и лагеря, никогда не переставали благословлять своих гонителей, молиться за них, и плоды своих молитв им удавалось порой увидеть еще при жизни, когда их бывшие гонители сначала оказывались рядом с ними на одних и тех же нарах или в одной и той же камере. А потом эти гонители, пусть не все и не всегда, но обращались к Богу, приносили покаяние, совершенно меняя свою жизнь и обращаясь к Богу всем своим сердцем…

АПОСТОЛ Петр в своем Послании говорит далее о сошествии Христа во ад. Он говорит о Духе Христа и о духах людей, находящихся в темницах адовых, то есть об их душах. Он свидетельствует, что личностное духовное начало человека никак не перестает существовать, пусть даже извлекается из тела, которое остается в земле, возвращаясь в то, из чего было сделано.

Апостол Петр сравнивает Всемирный потоп, который обрушился на землю во времена Ноя, с концом мира. Семейство Ноя спаслось в ковчеге от воды, то есть от греха, который заливал собой всю Землю. Пришедшая вода спасла Ноя от его измены Богу. Ной еще был праведником, но что он смог бы передать своим детям, которые после него остались бы среди разливающегося моря разврата? Так вода стала купелью, в которой семейство Ноя спаслось, вошло в новую жизнь, пережив при этом скорби и страдания, познав горечь и ужас гибели мира, – члены семьи пережили незабываемый опыт, исчезли сами поводы к соблазну, что привело некоторых в семействе Ноя к праведности. По крайней мере, двух его старших сыновей Сима и Иафета. Да, Хам и при таком страшном опыте не сделал никаких выводов, но два сына все-таки смогли стать праведниками и родоначальниками нового человечества. По родословию мы знаем, что колено Симово получило особенное благословение Божие и среди его потомков было великое множество действительно праведных людей. Допотопное человечество, которое почти оказалось уничтоженным, потопом было омыто от греха.

Вот в чем апостол Петр, по Откровению Святого Духа, видит смысл потопа. Он видит в нем Крещение. При этом не земля омывается водами Крещения и становится иной, а иными становятся люди, спасающиеся от греха. Ковчег, омытый потопом сверху донизу, стал альтернативой допотопной жизни без Бога.

Так, по мысли апостола Петра, и нас Крещение спасает от греха, если только в крещальных водах мы приобретаем решимость иметь чистую совесть – решимость всегда слышать голос Божий, призывающий нас к добру, если мы действительно в водах купели, в водах Крещения принимаем волю Бога, понуждаем свою волю жить всегда только так, как угодно Ему. Мы можем принести Богу только обещание своей чистой совести, но, с другой стороны, Бог реально может изменить нашу совесть: действием благодати душе может быть даровано очищение от тех скверных дел, которые она совершала прежде, если только человек свое обещание не оставит, а твердо решит следовать ему.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке