Читаем Ветхий Завет

Бог сохраняет верующих во имя Его

Поиск ответа, как жить

После Сарепты Сидонской пророк Илия возвращается в Израильское царство и дерзновенно предстает пред царем и предлагает ему собрать на гору Кармил всех жрецов Ваала и устроить на глазах всего народа состязание. Царь соглашается. Жрецы Вааловы делают жертвенник, ставят идола, кадят, бегают, наносят себе удары, кричат… Цель? Доказать: если их бог есть, он должен послать огонь с неба и принять жертву. Прыгают, «скачут», как говорит Библия, жрецы Вааловы, но толку никакого. Посмеивается пророк Илия.

Когда наступает время вечернего жертвоприношения в Иерусалимском храме, пророк Илия велит с избытком полить жертву водой – он соорудил правильный жертвенник из 12 камней, на него положил дрова, на дрова положил жертву; выкопали ров и поливали жертву водой до тех пор, пока ров не наполнился водой – и дрова, и вся земля пропитались влагой. Затем Илия обратился с молитвой к Богу, никаких священнодействий не совершая, и упал огонь с неба и испепелил все так, что даже вода вся испарилась и вся жертва попалена. И настолько воодушевило это знамение силы Божией, исповедание, которое изрек народ едиными устами, что Илия возгорелся совершенной ревностью и повелел убить всех жрецов Вааловых, числом 450. А после этого взошел на гору Кармил и, помолившись, увидел приближающуюся тучу, полился дождь. Он отправил царя Ахава в Израиль, а сам скакал перед ним, ликуя от дождя, как царь Давид скакал пред ковчегом Господнем. Это было ликование о явлении людям милости Божией, их молитвы были услышаны и исполнены. Это была не просто радость о дожде – он видел в этом дожде благодать Божию, которая, как капли, падает в иссохшие сердца человеческие, возрождает в них веру. Илия видел возрождение веры в народе и ликовал, что люди, забывшие Бога, снова возвратились к Нему, он радовался о Боге, ликовал о Нем и прыгал, как прыгал Давид перед Богом, с радостью, что Бог снова посетил Свой народ.

Но ликование, в отличие от ликования царя Давида, закончилось тем, что они вошли в Израиль, царь Ахав рассказал, что произошло, своей жене Иезавели, и она дала клятву, что солнце не успеет зайти, как пророк Илия будет убит. Илия тут же убегает далеко в горы, идет на гору Хорив на Синайском полуострове. Идет через пустыню очень долго, испытывает страшные мучения, волнения и смущение. Он радовался, он ликовал, он видел, как Бог его услышал, и вдруг он бежит. Подумайте, что испытывает этот человек!

То, что испытываем порой и мы, хотя и не с той силой ликования перед Богом, когда наши молитвы услышаны, и вдруг после этого нам снова кажется, что Бог отвернулся, что все напрасно, что все бесплодно. Отчаяние захлестывает пророка Илию, и поэтому он идет глубоко в пустыню, от всех людей, но не потому, что он боится. Он идет искать ответ, хочет встретиться с Богом лицом к Лицу, как встретился с Ним Моисей.

Он идет туда, где Моисей, по свидетельству Священного Писания, говорил с Богом. Он ревностно ищет у Бога ответа: почему? Он еще утром дерзновенно стоял перед царем и всем его воинством, он избил пророков, – а от слов одной женщины убежал в пустыню. Вот это смущение, волнение, трепет человека – их надо почувствовать, понять, чего ищет Илия в пустыне. Это не просто страх – это отчаяние и поиск ответа, как жить, чего Бог хочет, что надо сделать, чтобы народ обратился к Богу.

Итак, Илия идет на гору Хорив, чтобы встретить Бога. И встречает. Чему учит это событие, ведь от триумфа до отчаяния проходит буквально несколько мгновений?

Во-первых, самое неприятное: никакие чудеса, знамения, никакие сверхъестественные события не способны поколебать безбожную власть. Примеров в истории тьма тьмущая. Даже поступки и поведение мучеников, когда их пытались сокрушить различными способами, не действовали на царей, гонения продолжались. Мучеников убивали, а богам как поклонялись (во всяком случае, царствующий дом), так и продолжали поклоняться. И очень часто цари еще и умирали спокойно, лежа в своей постели, – например, в династии Антонинов, когда самые замечательные правители Римской империи оказывались самыми злостными гонителями христиан.

Или, например, интересный эпизод из жития святых братьев Кирилла и Мефодия. Уже после смерти Мефодия решили моравляне выгнать учеников Мефодия со своих земель, бросили их в тюрьму – святые равноапостольные Горазд, Наум и другие, которые стали родоначальниками Болгарской Церкви, были в Моравии брошены в подземелье, закованы в колоды. Наутро колоды спали, двери отворились; их снова заковали, и снова колоды спали. И в третий день их заковали, и снова колоды спали, и тюрьма отворилась – и никто из власть имеющих не вразумился и не убоялся. Их посадили на телегу и вывезли из Моравии, никто не стал слушать их увещевания и никто не стал склоняться на то, чему они учили и как они проповедовали, а стали делать по-своему…

И история XX века дает многочисленные примеры, что власть безбожная, несмотря на кровь мучеников, на молитвы святых, остается жестокой и безбожной и остановить ее ни знамением, ни чудесами невозможно.

Какие-то конкретные люди в конкретной ситуации, даже расстреливавшие монахов, видя чудеса и знамения, обращались к вере спустя годы и каялись, и становились верующими, несли подвиг покаяния всю свою жизнь, – но не сразу: и рука все-таки стреляла, и пуля вылетала и убивала. Остановить безбожную власть никакие чудеса, знамения и молитвы не смогут. Это то, чему пришлось научиться и Илии, и чему приходится все время учиться Церкви.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке