Читаем Ветхий Завет

Лекция 22.2. Ветхозаветный Евангелист пророк Исаия

Сегодняшняя беседа о книге пророка Исаии тоже будет посвящена ее мессианским пророчествам. То есть тем фрагментам, в которых Исаия, или лучше сказать Дух Божий пророчествует о некоторых моментах земной жизни Иисуса Христа, о том деле, которое сделал Христос для спасения людей, о некоторых очень важных для понимания самого дела Христа особенностях Его служения.

О полноте времен

В прошлой беседе мы остановились на образе горы Господней, которая покроет всю землю и будет величественней всех остальных холмов и гор. Свидетельство пророка Исаии об этой горе заключается словами, что сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин; и уничтожит на горе сей покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах… И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его!

Представим себе гору, где собираются все народы и где Бог приготовил пищу, которую вкушают все люди, радуясь и веселясь. Эта пища чрезвычайно сытная – как говорит в Новом Завете Христос: «кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек».

Вкусив эту пищу, человек прозрит, покрывало снимется, истреблена и поглощена будет смерть.

Это пророчество – образ Евхаристии, Причастия Телу и Крови Христовым, которое совершается в Церкви. Церковь и существует чтобы причащать людей этой нетленной Пище, давая им бессмертие. Но закончим с образом горы Господней.

Приходится сталкиваться с тем, что люди порой не понимают этого образа. Здесь сказано, что в день, когда гора поднимется, люди будут причащаться, смерть истребится, покрывало  снимется, Бог снимет поношение с народа Своего по всей земле. Речь здесь идет о народе, который Бог называет Своим, – который Священное Писание называет израильским народом. После того, что произошло со Христом, этот народ пребывает в поругании, он всеми изгоняется, всеми нелюбим. И когда Бог отрет всякую слезу с очей человеческих, снимется поношение с этого народа. То есть Бог восстановит Свой Завет, мир с этим народом, который сейчас все поносят.

Произойдет то, о чем в Апокалипсисе, в толкованиях святых отцов говорится о последних судьбах мира – однозначно говорится, что однажды, в последние дни мира, еврейский народ узнает, что антихрист, которого они называют богом, – это подлог, это ложный мессия, и в последние дни мира произойдет восстановление Завета с еврейским народом ради отцов, с которыми Бог вступил в Завет. То есть отпадение Израиля (и эту мысль проводит апостол Павел) – до времени, чтобы вошла полнота язычников, полнота других времен: отвержение еврейского народа, которое порой выставляется в принцип жизни, – это тоже домостроительство нашего спасения. И однажды наступит день, когда поношение с этого народа будет снято. О каком дне идет речь?

Тут мы подходим к теме чрезвычайно важной. Все пророческие Книги поднимают очень важный вопрос. Это вопрос осмысления времени в свете истории Христа, Который, как мы знаем из новозаветного Откровения, есть Начало и Конец всего, Источник и Цель, Причина и Завершение, Начало и абсолютное Совершенство, Альфа и Омега всего сущего, и потому во Христе совершенно иначе осмысляется само понятие времени.

У пророков это с особой рельефностью выступает. Они говорят о явлении Христа как о событии единовременном. Для них не существует Первого и Второго Пришествия Христа, они знают просто явление Сына Божия в мир – явление миру Мессии. Среди всех пророчеств есть имеющие вполне определенный исторический характер: Христос будет пронзен, Он будет погребен у богатого, Иуда Его предаст поцелуем, Он будет похоронен, и много других вещей очень подробно расписано. И все они носят исторический характер – мы знаем, что они исполнились, об этом сказано в Евангелии, это засвидетельствовали люди, которые были со Христом и видели исполнение всех пророчеств.

Читая Евангелие, мы каждый раз это наблюдаем, сопоставляя с пророчествами Ветхого Завета. Пророчества о Рождестве – вот вертеп и звезда, и так далее. Но в них же встречаются обстоятельства, которые носят заведомо метаисторический характер, то есть они заведомо невозможны (это очевидно всякому, кто читает пророчества). Например, в пророчестве, что в те дни будет явлена гора Господня, есть слова, что в тот день, когда возникнет гора Господня, люди перестанут воевать, перекуют все мечи на орала, и наступит мир. Но, хотя есть гора Господня и все народы уверовали во Христа, в современной политической реальности мы понимаем, что гарантией стабильности мира как раз является вооружение разных народов, баланс сил, о достижении которого так много говорят. И получается, что о перековке мечей на орала речи просто ну никакой не может быть в реальности.

Все дары уже даны

Практически у каждого пророка есть пророчества, имеющие вполне реальные исторические черты, но есть фрагменты, которые в истории не сбылись и не могут сбыться. Например, самое известное пророчество из 11 главы Книги пророка Исаии: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его;и почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ве́дения и благочестия.

Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясаниембедр Его – истина».

Все вполне соответствует тому, что будет являть Собой Христос, Он – «отрасль из корня Иессеева», Он – Сын Давида, Он – Давид, сын Иессея. Он произрос из этого корня по плоти и действительно владеет всеми дарами, которые дал Ему Бог, – и премудростью, и разумом, и истиной. Он может судить не потому, что видит, а потому, что знает тайны человеческие. Как об этом сказано, Христос неимел нужды, чтобы кто-то Ему говорил или свидетельствовал о ком-то, потому что видел Сам, что на сердце человека. Все это о Христе, – но дальше: «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. (…) И будет в тот день: к корню Иессееву, который станет, как знамя для народов, обратятся язычники, – и покой его будет слава».

Понятно, что описанные изменения в мире животных невозможны в современности – это абсолютный нонсенс.

Но после снова идет свидетельство вполне историческое: когда явится «отрасль от корня Иессеева», Он будет Знамением для всех народов, и язычники к Нему обратятся (что действительно произошло – после Вознесения Иисуса Христа обратились язычники).

Вот так можно в принципе разобрать любое пророчество – оно всегда имеет два измерения: историческое и метаисторическое.

С точки зрения Бога, есть просто явление в мир Христа, Который уже явился и все сделал. Но это мгновение – явление Христа – растянуто, по Промыслу Божию, в истории на неизвестно сколько лет, пока к явившемуся Христу не перейдут все, кто может иметь надежду спастись.

Пока наполняется гора Господня, пока собираются все, кто может отозваться на этот призыв, длится история. На самом деле, все уже свершилось, и все дары, которые может Бог дать человеку, уже даны, Церковь уже воздвигнута, уже есть Трапеза, благодаря которой мы причащаемся бессмертию, уже есть дары Святого Духа, которыми мы постигаем бездны мудрости Божией, – все дано. И святые, к которым мы постоянно обращаемся в молитвах, засвидетельствовали собой, что смерти нет – даже тела их являют собой нетление, говоря, что смерти нет. Но есть неполнота, незавершенность, длится история.

Представляете: открывается дверь, чтобы все люди вошли в нее на брачный пир – дверь распахивается, и все люди входят, но можно с помощью кинематографических трюков сделать так, что эта дверь будет открываться тысячи лет, медленно, микрон за микроном будет открываться, а если мы посмотрим сверху, она – раз, открылась, и все вошли.

Христос есть Дверь, и Он ее открыл.

Две точки отсчета, две рамки – историческое и метаисторическое измерения времени. И день тот означает как первое Пришествие Иисуса Христа, так и Второе Его Пришествие.

В явлении Христа все уже дано, но мы говорим: нет, этого не может быть, это невозможно. Но есть в истории Церкви моменты, когда Церкви явлено было, что действительно возможно восстановление райского царства. Оно уже сейчас возможно, но вследствие определенных исторических условностей мы не можем это разглядеть.

Церковь находится на острие: вся полнота даров уже дана, и все-таки совершенство не наступило. Ярче всего это является в таинствах церковных: Бог входит в человека, Бог входит в бытие человека, прикасается к человеку и делает то, к чему Он прикасается, вечным, нетленным, не принадлежащим времени.

Особенное из таинств – Евхаристия, когда человек, все собрание церковное, причащаясь, находясь здесь, на земле, в то же время становится Царством Божиим. Благодатью Святого Духа, Который сходит и на хлеб, и на Церковь, на народ Божий, Он преобразует его в Церковь и дает ему, если тот готов воспринять, красоту Царства Небесного и чистоту того, что будет явлено тогда, когда закончится история. Это, в пророческом понимании, день тот.

 

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке