Читаем Ветхий Завет

Лекция 21.1. Кто такие пророки?

Начать надо с того, чтобы четко себе уяснить, что значит на языке священных писаний быть пророком, кто такой пророк? Потому что в наше время мистического всеядства и неадекватности разных ложных мистических практик и откровений нужно понять что такое ветхозаветный пророк. Важно в этом отношении то, что пророк – это не ясновидящий. Это не тот человек, который предсказывает будущее.

Мы начинаем беседы, посвященные ветхозаветным пророкам.

Сначала надо четко уяснить, кто такой пророк на языке Священного Писания. Это особенно важно в наше время духовной всеядности и распространения различных ложных мистических практик.

Пророк – не ясновидящий, не человек, предсказывающий будущее. Это не главная часть его служения – предсказывать будущее, как мы привыкли считать. Пророчество – иное призвание, совершенно иной дар.

Посмотрим Новый Завет. Христа часто современники называют Пророком. Много раз слышно: не было еще такого пророка в Израиле, новый пророк восстал в Израиле, Бог посетил народ Свой. Но ведь Христос практически нигде не предсказывает будущего, за исключением отдельных бесед с учениками, когда никто больше не мог Его слышать. Он говорит о некоторых последних судьбах мира, открывая тайны будущего века, но предсказанием и даже пророчеством в общепринятом смысле этого слова Христос нигде не занимается. Наоборот, когда подчеркивают Его пророческое служение, говорят обычно Его современники, что Он Пророк, сильный в слове и деле, Человек, Который сказал – и сделалось, любое Его слово сбывается, со всем, что Он говорит, спорить никто не может; в данном случае, когда Его называют Пророком, это означает – Служитель слова, которое неразрывно связано с делом, Его слова сразу приносят плод в виде исцеления какой-то немощи, воскрешения мертвого, возгорающихся сердец людей. Христос проходит и говорит Левию Матфею: «Пойдем со мною», и тот идет, Он говорит: «Встань!» мертвому – и тот встает. С точки зрения Нового Завета, это важно, пророк – в первую очередь, служитель слова, которое никогда не остается бездейственным.

Это размышление о слове «пророк» применительно ко Христу помогает понять служение пророков Ветхого Завета как служителей слова. То есть они свидетельствуют о Боге, передают волю Божию, они – уста Божии: Моисей фактически представляется как бы устами Божиими, Бог через него говорит с народом, с Аароном.

Возвещение воли Божией и представляется главным служением пророков. Они – не предсказатели будущего, они – свидетели воли Божией.

Понятно, что свидетельство о воле Божией всегда, так уж устроена жизнь, связано со свидетельством о настоящей правде, об истине, и поэтому всегда воспринимается людьми как обличение. И это неизбежно, потому что мир лежит во зле, и жить абсолютно по правде не может никто – как сказано: нет человека, который жив будет и не согрешит. И апостол Павел говорит, что же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть.

Но совершенно несправедливо думать, что именно обличение – это главное содержание, главный вектор пророческих книг, что, якобы, цель пророка в том, чтобы обличить человека. Может, и обличить – мы-то вкладываем в это слово негативный смысл: поставить на место, наказать, накричать. Не в этом главный пафос слов пророков… Они просто возвещают волю Божию – то, как должно быть на самом деле, говорят, что такое правда, добро, свет и истина.

Но людям это возвещение, поскольку оно разрушает их собственное понимание истины, болезненно, кажется неприятным, тягостным – и поэтому воспринимается всегда негативно. Именно на острие негативного восприятия людьми свидетельства, которое приносят пророки, между самими пророками получаются противоречия, возникает борьба, напряженность. Это пропитывает каждую строчку пророческих Книг.

Еще раз скажу: пророки пришли не показать миру его недостатки, просто они показывают, каким мир должен быть, если он решился соответствовать замыслу Бога о себе. Люди же воспринимают это всегда с раздражением, а то и с ненавистью, желая отстоять во что бы то ни стало свое видение этих вещей. Заметьте, когда нас посещают желания во что бы то ни стало рассказать человеку о его недостатках, мы очень часто впадаем в ложный пророческий пафос. Нам кажется, что мы знаем, что такое правда, и мы видим, что человек этой правде не соответствует, и думаем, что настала пора поставить его на место, доказать ему, что он не прав, и думаем, что мы в данный момент исполняем едва ли не пророческое служение. На самом деле совсем не так. Почему?

Если бы книги пророческие были наполнены только обличением неправд еврейского народа то, наверное, они бы не имели такой ценности, в первую очередь мессианской, которую они имеют сейчас. Фактически книги эти названы пророческими и нами принимаются как пророческие не столько потому, что они обличают, а потому, что каждая глава, порой каждая строчка этих книг дышит свидетельством о Христе. Свидетельством о Мессии.

Почему так? Дело в том, что миссия ветхозаветных пророков уникальна.

Невозможно повторить их служение, так как все их обличительные речи, все попытки показать человеку подлинную истину, любовь, красоту и добро, так скажем, беременны свидетельством о Христе. Никогда ни один пророк не пускается в простое обличение – либо в начале, либо в конце своей речи он всегда свидетельствует о том, что придет Христос.

Пророк дает надежду

В свидетельстве о Христе есть указание на очень важную вещь. Допустим, пророк обращается с речью к людям, живущим неправедно, и говорит, что на самом-то деле должно быть не так, как они делают, а потом говорит о Христе… Он дает понять, что на самом деле они сейчас и не могут поступать иначе, даже если бы хотели. Не могут потому, что находятся под проклятием, под отлучением от Бога, Бог не может проникнуть в их закосневшие сердца. Но однажды Бог станет Человеком, говорит пророк людям, и ваши сердца, если вы хоть немножко стремитесь к добру и истине, обязательно откликнутся на Его приход. И, приняв Его всем сердцем, вы изменитесь.

То есть пророк утешает людей, находящихся в грехе, дает им надежду, говорит, что они не всегда пребудут такими, как сейчас, однажды все изменится – придет Спаситель мира. Фактически пророк дарит им надежду в вере: «Веруйте, что придет Мессия, и сама эта надежда сделает вас лучше»; так увенчиваются всякая обличительная речь пророков, всякое свидетельство о воле Божией, – утешением, дарованием надежды и свидетельством, что люди грешат потому, что они – как бы рабы дьявола.

Итак, во всех пророческих Книгах два мотива. Первый – свидетельство, что люди живут не так, как должны жить по замыслу Творца. Второй – исповедание: сейчас они и не могут иначе жить, потому что отлучены от Богообщения, а без Бога человек – всего лишь грешная земля, в которой произрастают только тернии и колючки. Только когда Бог вспомнит народ Свой, тогда сердца изменятся.

Мы должны всегда помнить, когда читаем о грядущем Мессии, что каждый человек создан как сын Божий. Это наше призвание. И только уверовав в Воплощенного Сына Божия, приняв Его сердцем, сделав Его образцом своей жизни, мы достигаем богоподобия.

Таким образом, указания на Мессию имеют не только пророческий, предсказательный характер, но характер нравственный, этический. Для каждого человека жизнь Христа, поступки, мысли Христа не только реальное спасение, но образец, которому он должен следовать.

Итак, образ Мессии в контексте речей пророческих имеет не только предсказательный характер, но он как бы венчает собой обличительную речь пророка, то есть пророк свидетельствует об истине, правде и красоте. А вся истина, правда и красота заключена в Христе, Сыне Божием. Он есть мера всего, Он есть Начало и Конец всего, Он есть воплощенная Красота и Истина, Добро, Справедливость, Милосердие. свидетельствуя об истине, пророк не может пройти мимо Христа, потому что Он и есть осуществление мечты человека о совершенстве человеческой природы. Так что пророческие Книги от свидетельства о Христе оторвать невозможно, они все по своему содержанию глубоко христоцентричны. Не случайно, например, пророка Исаию называют ветхозаветным евангелистом: у него больше всего пророчеств о Христе и указаний о христианских мотивах, о христианской нравственности, о христианской любви. Свидетельство о Мессии – первый момент, касающийся сущности пророческого служения.

Второй момент – никто никогда не становится пророком по собственному почину. Понятно, что мы ветхозаветные страницы читаем глазами человека XXI века, принадлежащего к определенной культурной традиции, и меряем тогдашние события собственными мерками (а надо бы наоборот – мерками Священного Писания, мерками его откровений мерить собственную жизнь). Бог избирает человека, призывает его, и пророк не может не откликнуться, как пишет пророк Иеремия: Ты влек меня, Господи, – и я увлечен; Ты сильнее меня – и превозмог (Иер. 20,7). Глас призывающий проникает до самых глубин души человека, и человек не может противиться призыву Божию, понимая, что призывает его к этому служению Сам Бог.

Потому у каждого пророка возникает еще (особенно это видно в Книге пророка Иеремии) внутренняя огромная напряженность, борьба внутри человеческого сердца, ведь пророк поставляется на служение, превышающее меру человеческого служения, – человек не должен быть пророком, он не может быть пророком. Бог ставит человека на высочайшую высоту, тяжелейший труд ему дает, человек очень часто изнемогает от этого труда. И не то беда, что практически все пророки закончили жизнь трагически (самый известный случай – это кончина пророка Исаии, который был перепилен деревянной пилой; другие тоже заканчивают свою жизнь трагически), – такая кончина была для них, скорее, избавлением: та напряженность внутренней борьбы, которую они испытывали во время служения, была еще страшней.

Вот, например, пророк Иеремия пишет: «Ты влек меня, Господи, и я увлечен, Ты сильнее меня и превозмог, я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мной. И подумал я: не буду я напоминать о Боге, не буду более говорить во имя Божие, но был в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и не мог».

И Господь, призывая пророка Иеремию, его предупреждает: «встань, и скажи им все, что Я повелю тебе; не малодушествуй пред ними, чтобы Я не поразил тебя в глазах их». То есть Бог понимает, что человеку быть пророком очень трудно, ведь необходимо свидетельствовать о Боге перед народом, который Бога забыл. Пророческое служение – всегда не только в словах, но и в образе жизни. Любой пророк служением, а иногда и реальными поступками, как это было и с пророками Исаией, Иеремией, Иезекиилем, пророчествует о Христе. И Христос становится как бы Венцом всяких пророков, которые были до него, Восполнением и Исполнением подлинного пророческого служения.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке