Читаем Ветхий Завет

Лекция 20.2. Закат Иудейского царства



Когда мы читаем это свидетельство, свидетельство священного писания мы скептически качаем головой: «Да возможно ли это?». Возможно ли, чтобы 170 тысяч воинов пали за одну ночь без помощи рук человеческих? Царей, так уповающих на Бога, не было со времен царя Давида, об этом говорит нам и священное писание. И происходит чудо, потому что упование царя Иезекииля на Бога, даже в такой безнадежной ситуации, действительно стоит того, чтобы произошло это великое чудо.
Представим себя на месте Езекии. Войск нет, союзников нет, стены Иерусалима не такие уж прочные, чтоб выдержать осаду. Запасов больших в городе нет. Что делать? На что надеяться? Нет никакой надежды – надо либо сдаться, подписать унизительный договор, либо пасть смертью храбрых при защите стен своего города, как потом во время завоевания Иерусалима. Как быть? Надо прочувствовать трепет человека, у которого нет никакой надежды на какую-то материальную помощь, на какие-то вещи от мира сего. Остается надеяться на помощь Бога.

Трепет сердца, уповающего на Бога, это, наверное, ни с чем не сравнимое сокровище, которое больше всего в человеке ценит Бог. Когда все силы и возможности исчерпаны и человек все равно прибегает к Богу, просит у Него милости, это и есть то упование, которого в большинстве иудейский народ лишился, – а царей, так уповающих на Бога, после Давида не было среди иудейских царей. Священное Писание так об этом и говорит.

И происходит чудо. Упование царя, просящего за народ, действительно стоит великого чуда. И ассирийская угроза миновала – разгром без помощи рук человеческих подкосил силы Ассирийского царства, и вскоре оно сходит с исторической сцены, так и не сумев ничего плохого сделать Иерусалиму и Иудее.

Вслед за этим происходит еще один эпизод, еще раз показывающий, что значит молитва веры. Езекия тяжело заболел. Сам пророк Исаия приходит к нему и говорит: сделай завещание, ты не выздоровеешь, ты умрешь, так сказал Бог. И вот поворачивается к стенке царь Езекия и начинает плакать, что хочет жить, что еще не насытился жизнью, что, как мог, старался надеяться на Бога – конечно, он согрешал (по ошибке, по неведению, по забвению, просто по гордыне, которая всегда срастворена с родом человеческим), но он свидетельствует, что всю жизнь старался уповать на Бога, и просит дать ему жить. Пророк Исаия не успел еще выйти из дворца, как Бог говорит ему: «вернись, Я услышал Езекию – скажи ему, что он будет жить, что Я прибавил к его времени еще пятнадцать лет жизни». Езекия ничего не сделал, ничего не обещал, не давал никаких обетов, не клялся – он знал, что совершить сам ничего не может, может только то, что дал ему Бог. Не больше и не меньше – он просто просил о милости, но просил, как сказано в одном месте Священного Писания: как журавль, как ласточка издавал звуки, тосковал, как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне, спаси меня, просил Бога просто о милости. И умолил Его лишь своим упованием.

Эти свидетельства Священного Писания чрезвычайно ценны для нас. Просто мы не можем до конца поверить, что Он настолько благ, что Он действительно Человеколюбец. Но когда родится в нашем сердце такое упование, такая надежда на Бога, она никогда не будет посрамлена. Это лейтмотив всего Священного Писания.

Как сказано в Псалтири: «Никогда Бог не посрамит надеющихся на Него». И все жития святых, подвижников благочестия свидетельствуют об этом. Те, кто уповали на Бога, в самых страшных испытаниях никогда не были в своем уповании посрамлены.

Следующим царем после Езекии был его сын Манассия. Это очень интересный царь, 55 лет правивший Иудеей. Ни один царь в истории Иудейского царства не сделал большего зла для своего государства и народа, чем Манассия. «Яблоко от яблони» здесь упало далеко, и самое первое наше «яблоко» – Адам вырос на заведомо замечательном древе, но упал очень далеко, фактически оступился в грех. Не отрекся, но оказал непослушание Богу и этим погубил не только себя, но и весь род человеческий. В нем не было никакого греха, он мог спокойно сопротивляться искушению, но…

Каждый человек может сам определить свое отношение к Богу. В этом и есть его свобода. Так что не надо быть утопистом и считать, что можно создать такую идеальную систему воспитания, при которой все люди будут становиться святыми. Конечно, может быть, как в семье Василия Великого или некоторых русских святых. Например, пять братьев Новгородских стали все святыми. А у пророка Самуила дети не пошли по стезе своего отца и оказались негодными для служения Богу.

На что надеяться?

Манассия за все время своего правления учинил в Иудее страшные беззакония, ничего хуже представить невозможно. Он поставил не только статую Молоха, но и учинил ему жертвоприношения человеческие. Огонь перед Молохом горел день и ночь именно там, в долине Сынов Енномовых, что потом получила название Геенна, откуда пошли слова «геенна огненная» – огонь на этом месте горел непрестанно; на этом месте во времена Иисуса Христа будут сжигать мусор. В царствование же Манассии здесь приносили Молоху человеческие жертвы, в жертву приносили своих младенцев, бросая их в огонь. Он поставил в храме Бога Живого статую Астарты, завел блудные дома, храм Бога Живого превратил в место храмовой проституции.

Как свидетельствует Священное Писание, при нем иудеи стали хуже жить, чем народы, истребленные ими с этого места (они истреблены с этого места за величайшие свои беззакония, когда долготерпение Божие отказалось царившую выносить мерзость).

Конец самого царя был еще более знаменательным, чем его жизнь. Пришел царь ассирийский, увел его в плен, и там, находясь в темнице, окованный узами железными, Манассия вдруг вспомнил о Боге, помолился, и Бог сжалился над ним. Его освободили из заточения, он снова стал царем и принялся все отменять, что прежде сам же и ввел, – разрушал жертвенники, выгонял жрецов, очищал улицы Иерусалима от идолов и так далее.

Урок поучительный. Человек совершил величайшее беззаконие. И, находясь в стесненных обстоятельствах, обратился к Богу и стал плакать перед ним и молился: Манассия просит о милосердии, и это милосердие получает.

Вновь и вновь мы повторяем: каково же на самом деле человеколюбие Бога, что Он даже такому человеку не мстит! Как в Книге пророка Иезекиля будет сказано: засвидетельствовано Богом, что Господь не хочет смерти грешника, но если он обратится, то будет жив. Обращения ожидает Бог от всех.

Конечно, мы думаем, что до такой мерзости, до которой дошел царь Манассия, мы-то точно не дошли, но это не повод торопиться с приговором людям, ведущим отвратительный образ жизни. Надо помнить, что Бог и от них ждет в последний момент слов: «Господи, я прожил негодную жизнь, но Ты меня спаси, потому что я знаю: Ты – единый Бог, Который способен миловать грешника». Мы очень часто смущаемся этими словами, но, как сказал один святой отец, ведь это и есть, говоря грубо, привилегия Бога – давать милости тому, кому Он хочет их давать.

Мы все нуждаемся в милосердии Божием. Множество примеров в истории Церкви, когда разбойники становились святыми. Это и Варвар – бывший разбойник, это и Моисей Мурин, который стал святым отцом, и много других.

История царя Манассии показывает, что, когда царь оступается, грешит, получается соблазн великий – таково место царя в обществе человеческом. Он-то покаялся, пытается изменить то, что сделал, но души человеческие уже заразились той заразой, которую он распространял (а правил он очень долго, 55 лет). Он не может души человеческие враз исправить. Народилось целое поколение, которое выросло в абсолютно ненормальной ситуации – мы с вами достаточно хорошо можем представить, как это просто получается: после революции 1917 года за 30 лет появилось поколение совсем иное. Народ за эти 30 лет и в следующие годы получил стойкую прививку. Вот поэтому сейчас жизнь Церкви, миссия Церкви настолько трудна. Ведь сердце человеческое косно, в обществе человеческом нехороший обычай становится традицией, и менять его кажется невозможным.

Именно за то нечестие, которое ввел царь Манассия, народ и был наказан. Народу дается определение, что он будет в скором времени изгнан со своей земли, потому что нечестие проникло очень глубоко внутрь сердца народного. После Манассии совсем недолгое время правил его нечестивый сын, а потом достаточно долгое время правил его внук Иосия. Иосия называется царем, подобного которому после Давида не было. Очищая храм, он совершенно неожиданно наткнулся на свиток Второзакония. Когда он прочитал его, то разодрал одежды и рыдал очень долго, повелел читать этот свиток вслух народу и возобновил от лица народа Завет с Богом. Он действительно искренне рыдал, но народного покаяния не было. Народ шел за царем по привычке. Царь сказал: «Покоряемся Богу, слушаем Бога», – они согласились, но сердца их уже дышали другим. И такое возобновление Завета на самом деле ни к чему не привело.

Да, Иосия загорелся такой ревностью, что истребил не только всех жрецов Ваала и Астарты, но и искоренил жертвенники языческие по всей Палестине. Кроме того, он – в соответствии опять-таки с найденным свитком Второзакония, подтверждая возобновление Завета народа с Богом, – совершил Пасху: по поводу совершения Пасхи Священное Писание с горечью говорит, что от времен Судей Пасха среди еврейского народа не совершалась – Пасха, по мысли Закона Божия, по свидетельству Священного Писания, должна быть праздником всенародным, спасся не кто-то конкретный из народа, а именно народ, и праздновать ее надо всенародно. И вот Иосия впервые после Судей организует праздник Пасхи именно как всенародное событие, – то есть на протяжении всей истории существования Иудейского и Израильского царств никогда в полноте Закон Божий не выполнялся. Так что политическое падение этого государства было вполне закономерным.

После Иосии не было больше благочестивых царей, все они были ставленниками либо Египта, либо Вавилонской империи. В конце концов Иудейское государство захирело и было разрушено Вавилонской империей. Об этом подробно, как непосредственный свидетель, пишет пророк Иеремия.

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке