Читаем Ветхий Завет

Лекция 15.1. Царь по сердцу Божиему — Царь Давид

О покаянии

Сегодня главным образом поговорим о совершенно особенном событии в жизни Давида. О событии этом известно всем, ведь мы постоянно читаем псалом, написанный под влиянием этого события. Речь пойдет о грехе, совершенном царем Давидом. Позволю себе напомнить хрестоматийные факты.

Перед тем как Давид пленился красотой Вирсавии, чужой жены, у него уже было 10 жен, от которых были дети, имелись и наложницы – конечно, это был не такой гарем, как у его сына Соломона, но все-таки с избытком. Как потом ему скажет пророк Нафан: «Не любую ли женщину в Израиле мог ты сделать своей женой? Все, что пожелал бы, все было твое».

Итак, он прельстился красотой Вирсавии. В это время его армия и муж Вирсавии были на войне с аммонитянами. Увидев, как она совершает вечернее омовение, он повелел привести ее и совершил грех прелюбодейства, взяв чужую жену. Через какое-то время он отпустил ее.

И когда ее муж Урия вернулся с войны, Давид стал к нему присматриваться: знает или не знает Урия, что произошло. Пригласил его во дворец, угощал, а наутро узнал, что Урия, дойдя до своего дома, ночевать в доме отказался. Не зашел даже в дом увидеться со своей молодой, красивой женой. Это смутило Давида; он понял, что, скорее всего, Урии все известно. И снова он приглашает Урию к себе. На этот раз, как говорится в Библии, ему удалось Урию напоить, только после этого он отпустил его домой. И даже в таком состоянии Урия не пошел домой. Давид понял, что Урия все знает, и решил просто от него избавиться – повелел своему полководцу Иоаву поставить Урию в такое место битвы, чтобы тот был заведомо обречен на смерть. Так оно и получилось – Урия был убит (как потом скажет пророк Нафан: «Ты убил Урию руками аммонитян» – то есть кто-то из аммонитян вонзил в него копье, но за этим стояла рука Давидова, он так повелел). Фактически Давид совершил два греха: прелюбодеяние и убийство невинного. Не просто невинного, а того, кто был его доверенным лицом, его защищал, человека, кому он был обязан жизнью, ведь Урия был одним из самых приближенных, верных царю воинов.

Когда это произошло, к Давиду пришел пророк Нафан и рассказывает притчу. Был богатый человек, у которого было много овец, а жил рядом сосед с одной овечкой. Но когда пришли гости к богатею, и он захотел накормить их, то повелел взять у соседа единственную овечку и ее заколол, оставив человека ни с чем, а самого его убил. Давид вскричал: «Смерть такому человеку!», – и Нафан говорит: «Ты этот человек». И Давид сразу же осознал свою вину. То было какое-то помрачение, о природе этого помрачения мы здесь говорить не будем – если Бог даст, коснемся, когда будем говорить о книгах пророческих и о Книге Иова. Не это сейчас важно. Важно, что, совершив двойной смертный грех, Давид был обречен. По закону Бога, Которого он чтил, он должен быть дважды мертв – за каждое из этих преступлений его надлежало убить.

Именно от Ветхого Завета пошло понятие «смертный грех», то есть грех, за который человеку подлежит смерти. Давид знает Закон и как человек, искренне любящий Бога, во всем уповающий на Бога, придя в чувство, понимает, что он совершил, и осознает свой грех.

В этом случае очень хорошо просматривается разница между царем Давидом и царем Саулом. И тот, и другой совершили грех, и тот, и другой подверглись вразумлению от пророков, то есть Бог послал к ним пророков. Пророк Самуил пришел к Саулу, как и Нафан к Давиду, не наказать, а вразумить. Саул отрекся от этого вразумления, не послушался пророка, а Давид послушался. Он сразу осознал свою вину, смирился и начал молиться о прощении. Если Саул ожесточился, услышав обличение в грехе, то Давид смирился. Этим отличается человек смиренный и кроткий от человека гордого и надеющегося на себя. Нет человека, который был бы жив и не согрешил, только один Человек был без греха – это Иисус Христос; все остальные не могут жить и не согрешить. Смысл не в достижении такого состояния, когда бы ты мог искренне сознать, что ты безгрешен, но в том, что один, зная свои грехи, смиряется и плачет перед Богом об их прощении, а другой ожесточается, отказывается признавать их грехами, тем самым не признавая существования высшего Судии.

Давид показал, что он может оступиться, может, даже совершив тяжелый грех, все-таки через покаяние взыскать Бога. Главное, о чем просит Давид в 50-м псалме, который все мы хорошо знаем, о чем плачет перед Богом, – он просит не забирать от него Дух Святой, Дух Божий, которым живет, потому что без этого Духа жить дальше он не хочет и не может. Давид понимает, как жестока и бессмысленна будет его жизнь. Он видел Саула, у которого был взят Дух, он видел, как тот мучался, – он видел, кем стал Саул, поэтому так сильно не хочет, чтобы этот Дух был у него взят: тогда придет отчаяние, дух уныния, от которого будет истреблено все вокруг и в нем самом. Единственное, о чем Давид ходатайствует перед Богом, – что сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Он как бы говорит: у меня ничего нет, никаких достоинств. Он не пытается показать, что, мол, я много сделал для Тебя, столько перетерпел ради Тебя, и Ты теперь меня за это прости. Давид только одно говорит: я перед Тобой смиряюсь, что хочешь делай, но надеюсь, что человека, осознавшего грех и трепещущего перед Богом, Ты не отвергнешь. Как говорит наша пословица, «повинную голову меч не сечет».

Надежда на то, что смирившегося человека Бог наказывать не будет, – это ведь не только человеческая вера Давида. Можно сказать, это свидетельство Духа, по-прежнему живущего в Давиде. Мы не можем понять нашим обычным, во многом фарисействующим сознанием, как здесь совмещаются грех и Дух, они же, казалось бы, несовместимы. На самом деле, когда дело касается реальной человеческой жизни, так может быть. Ведь Давид не смог бы даже произнести этот псалом, не смог бы помолиться, будь он оставлен Богом.

Во Второй Книге Царств есть такой эпизод. Был некто Навал, богатый, но никуда не годный человек, и у него была хорошая, мудрая жена по имени Авигея. Во время скитания по горам Давид очень часто оказывался недалеко от полей, от скота, от домов этого человека и никогда не причинял ему зла, а наоборот, помогал оберегать скот, поддерживал пастухов. Когда стало совсем тяжко, ему и его людям есть нечего, он все же заботился, чтобы охранять эти стада, чтобы никто не смел взять чужого без спроса. И в тяжелый момент посылает своих людей попросить еды, зная, что сейчас стригут овец (а это праздник, по еврейскому обычаю, когда принято угощать гостей). Давид говорит: мы не можем прийти к тебе в гости, но ты дай нам как гостям, потому что мы ничего никогда у тебя не брали силой, – наоборот, помогали сколько могли. Навал отказался, Давид разгневался. И, слава Богу, мудрая жена Навала Авигея Давиду принесла провиант, и, вернувшись, рассказала мужу, от чего его спасла: Давид был полон решимости уничтожить все в доме Навала, ведь Навал нарушил Закон Божий – отверг просящего брата, да еще и в праздник, фактически отказался подать милостыню, имея изобилие во всем. Он преступил заповеди и Божии, и человеческие. Поэтому Бог решил его наказать. Когда Навал услышал рассказ жены, он вдруг как бы помертвел, как сказано в Библии: сердце его окаменело, он пробыл в таком состоянии 10 дней и умер. Вот что бывает с человеком, когда он осознает свой грех, но без Духа Божия. Собственно говоря, это и есть Страшный Суд для тех людей, которые не готовы к этому Суду.

Вдруг мы узнаем свой грех. Кто переживал это, знает, что приходит именно окаменение. Мы понимаем, что согрешили, что никакой пощады нам нет, и с ужасом ждем, что нам за это будет. Первое, что, осознав свой грех испытывает сердце, из которого Дух Святой не ушел, – позыв плакать перед Богом, покаяться перед Ним, ведь Он не может не простить, Он – Бог. И эта теплота сердца, которая преклоняет наши колени перед Престолом Божиим, и делает нас дерзновенными просить Его о прощении. Это говорит, что Дух Божий по-прежнему с нами, ведь никто бы не смог призвать Бога, если бы не был движим Святым Духом.

Так что опыт царя Давида показывает, что на самом деле Дух Божий может не оставить человека, даже если он по каким-то причинам падает в грех. Главное, чтобы человек не закоснел в этом состоянии. Чтобы утвердить себя в благодати Божией, он должен прибегнуть к покаянию. Если он не признает себя виновным, не будет просить о милости Божией, тогда действительно будет оставлен Богом, как был оставлен Саул. А Давид прибег к покаянию, и этим спасся.

До скончания века будет так, что все действительно надеющиеся на Бога достигнут такого состояния. Но каждый человек, согрешив, вновь и вновь будет с плачем прибегать к Богу и молиться словами 50-го псалма. Как сказал святой праведный Иоанн Кронштадтский, когда человек согрешил и плачет перед Богом словами Пятидесятого псалма Давидова, он будет прощен. Он сразу видит, что милость Божия с ним, что он не отринут, что Бог по-прежнему ждет от него упования, дальнейшего послушания во всех путях своей жизни. Именно этому учит нас эпизод с грехом.

Но не все так просто. Будь Давид обычным человеком, то, наверное, все бы на этом и кончилось, как в большинстве случаев покаянием все и заканчивается. Но Давид – царь, и о его грехопадении знают все. Если он останется без наказания, тогда те, кто совсем не так относятся к Богу, как Давид, сочтут возможным для себя грешить так же. Как говорят у нас в народе: рыба гниет с головы – если начальник делает, то имею право и я, если он ведет себя так, то имею право и я. Чтобы поступок царя Давида не стал соблазном для народа, Давид несет наказание. Но не как частное лицо, а соответственно положению, которое он занимает. Можно сказать, он по-царски наказывается, и наказание соразмерно тому, что он сделал. Он обесчестил чужую жену, и Бог устами пророка Нафана свидетельствует, что все его жены будут обесчещены на глазах всех людей. Он убил невинного человека, и теперь убийство, кровь от дома его не отойдет до самой его смерти. Так и получилось.

Совсем вскоре после этого началась та самая гражданская война, о которой я уже упоминал, сын восстал против своего отца, а до этого получилось так, что один из сыновей Давида обесчестил свою сестру, за это был умерщвлен своим братом. И этот брат, Авессалом, то есть сын Давида, восстает против своего отца. В ходе гражданской войны – второй, кстати, за время правления Давида – погибает много славных воинов, в том числе и сам Авессалом. И дальше люди, преданные Давиду и имеющие родство с ним, по той или иной причине продолжают умирать. Это наказание за пролитую Давидом невинную кровь.

И ребенок, зачатый во грехе Вирсавией, умер; плод греха не должен жить, иначе он породит новый грех. Когда Урия уже был мертв, Давид взял в жены Вирсавию, и ребенка, который родился уже в законном браке, назвали Соломон. Возлюблен он был Богом фактически с первых дней своего существования и был великим перед Богом человеком.

 

Православная газета № 19 (724) от 20.05.2013. Статья «Жертва Богу — дух сокрушенный» (Окончание)

Отправить пожертвование отцу Константину

Как это сделать

Cообщить об ошибке